«Отказ от нейтралитета – фатальная ошибка Киева». Венгерский эксперт – о спецоперации на Украине

«Отказ от нейтралитета – фатальная ошибка Киева». Венгерский эксперт – о спецоперации на Украине

Президент Украины Владимир Зеленский уже признал, что республике не удастся войти в НАТО. Как ошибки Киева в отношениях с Россией и Западом привели к кризису и каковы перспективы украинской евроинтеграции, в интервью «Евразия.Эксперт» оценил венгерский аналитик, внешнеполитический обозреватель еженедельника Mandiner (Венгрия) Матьяш Кохан.

– Господин Кохан, Владимир Зеленский выразил сомнение, что НАТО может кого-то защитить, в том числе входящие в него страны. Кроме того, он назвал прошедшую в Брюсселе встречу глав МИД стран НАТО слабой и растерянной из-за отказа альянса закрыть небо над Украиной. Как Вы это прокомментируете? Почему НАТО дистанцировалась от оказания прямой военной поддержки Украине и только поставляет ей оружие?

– В данной ситуации понятно, что у президента Зеленского много сомнений, но в Евросоюзе таких сомнений нет. На европейский взгляд, единственная функция НАТО – защита безопасности и территориальной целостности союзников против агрессии. Он эту функцию, безусловно, выполняет. Альянс не намерен выполнять операции, на которые международное право не дает ему полномочий – например, закрывать небо над государством, которое не является его членом.

Фатальная ошибка правительств Зеленского и Петра Порошенко в том, что они отказались от нейтралитета Украины, но в то же время проигнорировали и безопасность России, и требования в области верховенства закона, защиты нацменьшинств и демократии. В геополитической позиции Украины такой курс нежизнеспособен. Украине невозможно нарушать интересы и Запада, и России. Нейтралитет, соблюдаемый и Россией, и Западом – единственное решение нынешнего конфликта.

Что касается поставок оружия: это не операция НАТО, который в данном конфликте участие не принимает и такого решения не планирует. Они организованы на основе двусторонних договоренностей, в соответствии с собственными политическими предпочтениями стран-поставщиков. Они не способны и не намерены изменить результат конфликта. Целью стран-поставщиков декларируется защита мирного украинского населения. Другие страны Запада, как например Венгрия, считают достижение этой цели более вероятным через оказание гуманитарной помощи Украине, или предложение враждующим сторонам безопасного места для переговоров. Но соответствующие решения – целиком и полностью в ответственности отдельных стран.

– Отказ Украине и Грузии во вступлении в НАТО был правильным, этот вопрос не стоял и не стоит на повестке дня, заявил канцлер Германии Олаф Шольц. Он также заявил, что вступление в Евросоюз Грузии, Молдавии и Украины – не та тема, которую стоит поднимать до деэскалации ситуации на Украине. Что это означает? И если заявка Грузии, Украины, Молдовы на вступление в ЕС стала реакцией на украинские события, то почему они подали заявки именно в Евросоюз, а не в НАТО?

– Европейские члены НАТО берут в расчет интересы безопасности России, так что, несмотря на формальную поддержку «политики открытых дверей», с начала конфликта между Украиной и Россией в 2014 г. Европа не подавала никаких сигналов истинного намерения принять Украину в НАТО. На венгерский взгляд, непонятно, почему НАТО об этом ясно не заявило. Внутренние проблемы Украины (коррупция, неуважение принятых в цивилизованном мире норм защиты нацменьшинств) и большая внешняя проблема (пограничный спор с Россией) чисто юридически исключают ее членство в НАТО, а есть и очевидные геополитические сомнения.

НАТО ничего не стоило бы честно заявить, что Украина его членом стать не может. Это могло бы быть жестом деэскалации, но в данный момент неясно, предотвратил бы он спецоперацию России или нет.

Решение Грузии, Украины и Молдовы начать процесс вступления в ЕС, а не в НАТО, объясняется, по-моему, двумя причинами. Во-первых, очевидно, что в нынешней ситуации провоцировать Россию военным способом – самоубийственное решение. А ЕС – не военный блок. Страны, являющиеся его членами, сейчас живут в спокойствии, хотя европейская история – в основном история их войн. Заявка о вступлении в ЕС, в отличие от членства в НАТО, – в данный момент не открытая антироссийская провокация.

– Много лет данные страны находились в Восточном партнерстве, но процесс вступления в ЕС так и не был инициирован. Почему?

– Расширение ЕС в данный момент не рассматривается ни в каком направлении, а главная причина этого – так называемая «усталость от расширения»: нежелание нескольких западноевропейских стран принимать новых членов. Вступление Грузии, Украины и Молдовы, таким образом, – сейчас не более чем чисто теоретический вопрос.

На примере Сербии, Северной Македонии, Албании и Турции видно, что потребованный Украиной статус кандидата даже через десятилетия не приведет к настоящему членству, если политической воли со стороны ведущих сил Европы не будет. А сейчас у них даже не хватает воли, чтобы интегрировать страны Балкан.

В такой ситуации Евросоюз для Грузии, Украины и Молдовы – неприступная крепость. Но, конечно, причина этого, кроме «усталости от расширения», также в том, что эти страны и сами еще не все сделали, чтобы согласовать свои структуры правительств и экономики с нормами ЕС. Они в этих вопросах не всегда выглядят более искренними, чем Западная Европа в намерении пускать их в ЕС. А «Вышеградская четверка» полностью поддерживает расширение Евросоюза, потому что ее страны уверены: он упускает множество экономических возможностей, не интегрируя остальные части Европы за своими пределами. Европейское единство уже несовершенное. Отсутствуют две его нераздельные части – Балканы и Восточная Европа.

– Если ЕС решится начать процесс принятия Молдовы, Грузии и Украины, что это будет означать для экономик этих стран, каковы возможные издержки?

– Страны Центральной Европы хорошо знают, что вступление в ЕС в экономической области – обоюдоострое оружие. Свободное движение товаров, услуг и работников во многих случаях привело к тому, что менее эффективные местные производители были вытеснены из собственных рынков крупными, эффективными западно-европейскими предприятиями с более дешевым производством. А свободное движение работников может усугубить ситуацию на рынке труда стран, которые уже борются с массовой трудовой эмиграцией.

Для рынков, в которых большая доля товаров импортируется из стран ЕС, или Евросоюз является главным рынком экспорта, как например, в Молдове, где уровень цен – абсолютно «западный», вступление в ЕС может оказаться выгодным с этой точки зрения. Так что вопрос о том, будет ли вступление в ЕС выгодным для этих стран, решается комплексным и индивидуальным для всякой страны расчетом.

– Финляндия и Швеция обсуждают возможность вступления в НАТО. Какие могут быть риски, последствия в связи с этим?

– Это самое худшее время, чтобы принять такое решение. До того, как будет урегулирован конфликт на Украине, всякие изменения в структуре безопасности Европы решительно невозможны.

С 24 февраля всем ясно, что Россия не основывает свою политику на общей в Евросоюзе идее пацифизма, но на балансе сил сверхдержав. На решение Владимира Путина о начале спецоперации на Украине, по всей вероятности, повлияло то, что он считал многие действия Запада посягательством на традиционную сферу влияния России. В такой ситуации изменение геополитического равновесия в Европе может втянуть НАТО в войну с Россией, а нейтралитет Австрии, Швейцарии, Швеции и Финляндии является краеугольным камнем в этом равновесии. После завершения специальной военной операции на Украине России придется дать гарантии своим нейтральным соседям, которых сейчас беспокоит эта спецоперация. А у НАТО, соответственно, есть такая же обязанность в отношении России.


Межрегиональная общественная организация "Союз ветеранов спецназа ГРУ" имени Героя РФ  Шектаева Д.А. открыла постоянный сбор для 3-ей бригады специального назначения. Подробнее
   
Скачать

Интернет-магазин

ПОПУЛЯРНЫЕ ТОВАРЫ

 
Перейти
Рейтинг
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий