Сергей Лавров попал и в нефть, и в газ

Сергей Лавров попал и в нефть, и в газ

Глава МИД РФ Сергей Лавров завершил краткий визит на Ближний Восток, в ходе которого он посетил Алжир и Оман. На фоне боевых действий на Украине и санкционного давления Запада Москве крайне важно поддерживать связи с партнерами в регионе, в том числе для того, чтобы убедиться, что они не собираются нарушать своих обязательств по отношению к России, особенно договоренности в сфере газа и нефти. Кроме того, Москве надо было продемонстрировать, что Ближний Восток остается в фокусе ее внимания — по ближневосточным СМИ в преддверии и во время поездки Сергея Лаврова прошла серия публикаций о возможном ослаблении влияния РФ в регионе в целом и Сирии в частности в связи с украинским кризисом.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров посетил Алжир и Оман. Это его первая поездка на Ближний Восток после начала российской «специальной военной операции» на Украине, но с представителями региона ему встречаться уже приходилось. В середине марта Москву посетили главы МИДов Катара и Саудовской Аравии, а в начале апреля — делегация контактной группы Лиги арабских государств, в которую вошли министры иностранных дел Алжира, Египта, Иордании, Ирака, Судана и генсек организации Ахмед Абу аль-Гейт.

В апреле помимо общих переговоров Сергей Лавров отдельно встретился с алжирским коллегой Рамтаном Ламамрой. «Рассчитываю в скором времени нанести ответный визит в Алжир. Буду настаивать, чтобы вы меня приняли. У нас говорят: «Лучше поздно, чем никогда». Но буду исходить из вашей логики: «Чем скорее, тем лучше»»,— сказал тогда российский министр.

Дежурный визит Сергея Лаврова в Алжир планировался еще в конце прошлого года. После начала боевых действий на Украине откладывать больше было нельзя. В конце марта Ближний Восток — Израиль, Палестину, Марокко и Алжир — посетил госсекретарь США Энтони Блинкен. Он не скрывал, что одна из целей поездки — добиться консолидации в отношении политики антироссийских санкций.

Ни одна из стран региона к санкциям Запада против Москвы не присоединилась. В частности, арабские страны соблюдают нейтралитет, воспринимая происходящее как противостояние России и Запада. Однако их очень волнуют последствия, которые окажет конфликт на их экономическую стабильность и продовольственную безопасность, ведь основные поставки зерна в регион шли с Украины и из России. Одновременно ближневосточные страны задумываются, какие выгоды они могут извлечь из сложившейся ситуации.

Между тем в регион началось паломничество европейских и американских политиков, которые надеются найти альтернативные источники поставок нефти и газа в Европу. Особый интерес к себе ощутили члены ОПЕК и крупные газовые экспортеры — Катар и Алжир. Доха уже активно ведет переговоры с европейскими партнерами.

Алжир конкурировать с Россией не собирается, да и не может. Правда, спекуляции на эту тему периодически возникают, особенно после сделанного 11 апреля заявления премьер-министра Италии Марио Драги, что итальянская нефтегазовая группа Eni и алжирская государственная компания Sonatrach заключили соглашение об увеличении поставок газа на Апеннины.

«В Алжире газ в десятки раз дешевле, чем в ЕС, и европейцы намерены добиваться пересмотра алжирских законов с тем, чтобы потребление в стране снизилось, и больше газа досталось Европе»,— сказал “Ъ” директор Центра изучения Африки Высшей школы экономики Андрей Маслов. В то же время, по его словам, Алжир уже не раз доказывал способность принимать суверенные решения в интересах собственного населения и, как правило, «парирует любое внешнее давление».

Эксперт подчеркнул, что «никаких новых объемов Алжир Европе предложить пока не может и — что еще важнее — не хочет». «Что касается увеличения поставок газа в Италию, то это будет происходить за счет объемов, которые ранее поставлялись в Испанию через Марокко. Эти поставки были прекращены из-за политических проблем между Алжиром и Рабатом, а также потому, что западный транзитный маршрут перестал быть для алжирцев экономически выгодным»,— пояснил эксперт.

Приверженность Алжира своим обязательствам по распределению сфер влияния на рынке газа подтвердил в ходе визита и российский министр. «По вопросам поставок газа на мировой рынок и мы, и Алжир, и другие участники Форума стран—экспортеров газа придерживаются достигнутых договоренностей. И я уверен, что так будет и впредь»,— сказал Сергей Лавров на пресс-конференции по итогам визита.

О настрое на продолжение координации в формате ОПЕК+ и в рамках Форума стран—экспортеров газа говорилось и по итогам телефонного разговора в середине апреля президентов РФ и Алжира Владимира Путина и Абдельмаджида Теббуна. В ходе своего визита в Алжир Сергей Лавров передал господину Теббуну приглашение президента Путина посетить Россию. В свою очередь, алжирский президент отметил, что «Россия остается большим другом Алжира». Это важно, учитывая развитие российско-алжирских торговых связей. Так, товарооборот превысил в прошлом году $3 млрд, в том числе за счет роста поставок зерна. Кроме того, Алжир активно закупал российскую военную технику.

Из Алжира Сергей Лавров отправился в Оман. В отличие от Алжира — одного из самых близких партнеров РФ в регионе, Маскат похвастаться активными связями с Москвой не может. Товарооборот между странами колеблется в районе $200 млн. При этом Оман — крупнейший среди стран Персидского залива импортер российской и украинской пшеницы (до 70%). И здесь тема продовольственной безопасности из-за конфликта на Украине звучала особенно остро.

«Наши действия никоим образом не влияли и не могут влиять на те проблемы, о которых сейчас упомянули и которые были созданы исключительно запретами, незаконными санкциями, которые были введены западными странами»,— сказал Сергей Лавров в ответ на вопрос о влиянии действий РФ на продовольственную проблему в мире. По мнению российского министра, виной всему действия Запада, который своими санкциями в отношении РФ разрушил существовавшие долгие годы удобные транспортно-логистические цепочки. Упомянул Сергей Лавров и о том, что украинские власти не выпускают из своих портов десятки судов с продовольственными товарами. В Киеве и на Западе, напротив, винят в блокировке украинских портов Россию.

Одновременно главе МИД Омана Бадру бен Хамаду бен Хамуду аль-Бусаиди задали вопрос: испытывает ли Маскат давление с какой-либо стороны в таких вопросах, как увеличение добычи нефти. «Давление не оказывается, однако адресуются многочисленные просьбы, в том числе нашей стране»,— дипломатично ответил оманский министр. Он подчеркнул, что Маскат привержен договоренностям в рамках ОПЕК+ и продолжает «тесную координацию» по этой теме с Россией.

Визит Сергей Лаврова в Омане имеет также большое значение в связи с особой региональной ролью Маската. «Оман всегда пытался выступать с особых позиций и иметь собственное мнение по всем вопросам. Оман также опытный посредник во многих региональных вопросах. Это и Йемен, и ядерная программа Ирана»,— сказал “Ъ” эксперт РСМД Кирилл Семенов.

В целом ближневосточное турне Сергея Лаврова оказалось весьма кстати на фоне появившихся в региональных СМИ спекуляций на тему снижения роли России на Ближнем Востоке. Как раз перед визитом министра израильский портал Debka сообщил, что российское командование якобы планирует переброску части войск из Сирии на Украину. Военные источники портала утверждают, что Россия передает базы, где находились ее военнослужащие, проиранским силам.

В некоторых СМИ новость разрослась до обсуждения сокращения присутствия РФ в Сирии и росте иранского влияния в этой стране, тем более в эти дни состоялся первый за три года визит сирийского президента Башара Асада в Иран. Ранее Россия неоднократно по просьбе Израиля убеждала иранцев отвести лояльные им силы от израильской границы. Теперь в свете ухудшения российско-израильских отношений на фоне конфликта на Украине в Израиле опасаются, что Москва изменит свою линию поведения. Правда, судя по постоянным обстрелам сирийской территории со стороны Израиля, проиранские силы уже давно вернулись на свои позиции.

«Россия не в первый раз меняет дислокацию тех или иных подразделений в пользу проиранских формирований. Обычно это связано с тактическими соображениями»,— напоминает Кирилл Семенов. По его словам, у РФ не так много сухопутных подразделений в Сирии, не могут действовать повсеместно и обученные ею формирования. «Россия сосредоточена на сохранении своего присутствия в ключевых для себя районах, прежде всего у своих военных баз в Латакии и Тартусе, и там, где нахождение российских военных предусмотрено договоренностями, например с Турцией. В других местах это присутствие может быть временным»,— добавил эксперт.

 
 

ПОПУЛЯРНЫЕ ТОВАРЫ

 
«Перейти»

 
Рейтинг
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий