Зачем Турция срочно мирится со своим главным соперником

Зачем Турция срочно мирится со своим главным соперником

Введение

Поистине фундаментальные перемены происходят сегодня даже там, где еще вчера их невозможно было предвидеть. Еще одним признаком этого стал явный сигнал, который Турция подала своему принципиальному сопернику по региону Ближнего Востока – Саудовской Аравии. О каком сигнале идет речь и в чем причины внезапного сближения Анкары и Эр-Рияда?

Казалось, в международных отношениях на Ближнем Востоке можно бесконечно смотреть на три вещи: американские войны по насаждению демократии, конфликт евреев с арабами, а также битву Турции с Саудовской Аравией за пост регионального лидера. Однако сейчас, во время перемен, бесконечное становится конечным. Джозеф Байден выходит и говорит, что демократию США навязывать силой больше не будут – во многом потому, что сила поиздержалась. Арабские монархии Залива восстанавливают отношения с Израилем, чтобы рука об руку сдерживать Иран. И, наконец, Турция начинает мириться с Саудовской Аравией.

Важный шаг к этому был на днях сделан не за дипломатическим столом, а в зале заседаний турецкого суда. Там была поставлена точка в одном из самых громких ближневосточных скандалов последних лет – убийстве и расчленении в стамбульском консульстве Саудовской Аравии журналиста Джамаля Хашогги, совершенном (по мнению подавляющего числа экспертов) по личному приказу саудовского кронпринца Мохаммеда бин Салмана.

Напомним, что само убийство состоялось в октябре 2018 года, когда Хашогги удалось заманить в консульство для выдачи нового паспорта (он собирался жениться). Весь мир о нем узнал благодаря турецкой аппаратуре, которая была заранее размещена в здании консульства. После чего турки методично раскручивали скандал, дискредитируя тем самым Мохаммеда бин Салмана.

И вот сейчас турецкие судьи приняли решение, что коль ордера на арест подозреваемых не исполняются и их показания взять невозможно, то дело нужно передать саудовской стороне. То есть по факту – похоронить вместе с Хашогги.

Конечно, западные правозащитники взвыли. Возмутились тем, что Турция по сути сливает дело Хашогги – ведь понятно, что Саудовская Аравия никого не накажет. И есть основания полагать, что так это и есть. Турция инициировала дело Хашогги исключительно по политическим причинам. И ровно по политическим причинам сейчас его закрывает.

Ставили на место

В момент инициации скандала в 2018 году у Турции был ряд оснований для организации такой операции. Как личных, так и государственных.

Тогда Эрдоган пытался позиционировать себя как самого продвинутого, самого современного лидера Ближнего Востока. Лидера, которому западный мир (и прежде всего США) может делегировать контроль и управление за всем ближневосточным регионом. Тем более что еще не все забыли, как в нулевые и начале десятых турецкий президент позиционировался как главная прогрессивная надежда Ближнего Востока, который успешно сочетал ислам с демократией.

Однако Запад видел, что Реджеп Эрдоган слишком независим, слишком авторитарен. После того как он начал активно преследовать прозападную оппозицию, его надежность в глазах Запада ушла в пике. Неудивительно, что в борьбе за пост «новой надежды» Эрдогана обошел кронпринц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман – молодой и амбициозный де-факто правитель самого богатого государства Ближнего Востока. Точечные инвестиции в правильных людей позволили создать кронпринцу на Западе имидж великого реформатора. Он презентовал программу реформ «Видение 2030», а также анонсировал ряд шагов по либерализации королевства.

В регионе, где лидеры привыкли меряться друг с другом всем, чем можно (самолетами, яхтами, высотками), кронпринц инвестировал в репутацию для того, чтобы умыть своих соседей. И турецкому президенту, понятно, хотелось свергнуть нового султана имиджевой горы.

Поэтому турки не просто сняли и записали то, что произошло, – они продемонстрировали все западным лидерам. «Мы передали эти записи Америке, немцам, французам, англичанам», – заявлял Реджеп Эрдоган. Конечно, Вашингтон, Берлин, Париж и Лондон никаких тотальных санкций против Мохаммеда бин Салмана не ввели (поскольку в этом случае КСА просто вывела бы все свои деньги из «оскорбивших» кронпринца стран), однако дипломатический бойкот Мохаммеду бин Салману был объявлен. И во многом благодаря Трампу (который потом, как пишет Guardian, хвалился тем, что «спас задницу» кронпринца) скандал ограничился дипломатическим бойкотом.

Кроме того, между Саудовской Аравией и Турцией разгорался геополитический конфликт. Обе страны являются претендентами на региональное лидерство. Но если в предыдущие годы они соревновались в периферийных странах (Сирия, Ливия, Египет), во второй половине 2010-х годов Турция начала экспансию в сферу исключительных интересов Саудовской Аравии – страны Залива.

Воспользовавшись конфликтом между Саудовской Аравией и Катаром, Турция заключила с катарским эмиром соглашение, в рамках которого в Катар отправилось турецкое продовольствие, товары – ну и, конечно, войска. Саудовская Аравия сопротивлялась экспансии, поэтому, вероятно, было принято решение нанести по де-факто правителю Саудовской Аравии асимметричный репутационный удар.

Наконец, была еще более фундаментальная причина для разногласий. Турция поддерживает распространение на Ближнем Востоке идеологии «Братьев-мусульман» – этакой социальной версии ислама. Тогда как Саудовская Аравия рассматривает эту идеологию как экзистенциальную угрозу правлению дома Саудов.

Вовремя закрыть – это предвидеть

Казалось, операция «Хашогги» прошла крайне успешно. Мохаммед бин Салман лишился статуса «надежды Ближнего Востока» и значительной части своего политического влияния. Однако он не лишился саудовских денег. Несмотря на колоссальные траты (в том числе и на войну в Йемене), Королевство оставалось одним из самых богатых и стабильных государств региона.

А вот у Турции начались проблемы. Лира ушла в пике, инфляция в годовом исчислении за март составляла 61,5% (против 54% в феврале). И все это на фоне серьезных внешнеполитических кризисов, требующих турецкого внимания и расходов (Украина, Иран, новый расклад в Европе и т. п.).

Эрдоган осознал, что экономика страны не потянет его амбиции. Тем более что процесс ослабления глобального лидерства США резко ускорился, а значит в регионах мира будет усиливаться вакуум влияния. Резко обострится борьба за лидерство, и Турция в ней сильно рискует. В том числе потому, что создала себе слишком много врагов.

Неудивительно, что какое-то время назад в Турции взяли курс на примирение со своими региональными противниками – не с теми, с кем у Анкары объективный конфликт (тем же Ираном), а с теми, с кем Эрдоган поругался во многом из-за своей наступательной политики. Израилем (с которым турецкий лидер демонстративно поссорился ради статуса лидера в арабском мире), ОАЭ (в чью сферу влияния влез), Египтом (где помог прийти к власти «Братьям-мусульманам*» в 2011–2012 годах, поддерживал с ними отношения и разругался с Каиром после того, как «Братья» были свергнуты военными в 2013 году) и Саудовской Аравией.

И если с первыми двумя государствами прогресс налицо, то с Египтом и Саудовской Аравией прогресс застопорился. А КСА была ключевым игроком, с которым нужно было мириться. Во-первых, потому, что ключи к Каиру лежат именно в Эр-Рияде, имеющем серьезное влияние на Египет. Во-вторых, Эрдогану нужны были саудовские деньги и рынок.

Да, в последние месяцы Эрдогану удалось сделать ряд шагов навстречу Эр-Рияду, благодаря чему в первом квартале 2022 года экспорт Турции в Саудовскую Аравию увеличился на 25%. Однако саудовцы требовали финального решения по делу Хашогги.

«Для Мохаммеда бин Салмана вопрос Хашогги – наиважнейший. Он им одержим, для него это – личное. Он винит персонально Эрдогана в том, что тот втянул в ситуацию Америку и не закрыл это дело в течение нескольких первых дней», – цитируют СМИ источник, близкий к турецко-саудовским переговорам. Напомним, что Эрдоган утверждал: заказ на убийство исходил из «высшего руководства» КСА, но не от короля.

Нынешнее решение суда – то есть фактическое закрытие дела – ставит, по мнению Анкары, точку в личном конфликте. Переворачивает, по словам советника турецкого лидера Ибрагима Калына, страницу в отношениях между Анкарой и Эр-Риядом. Ну и открывает дорогу для личного визита Реджепа Эрдогана в Саудовскую Аравию, который должен состояться в самое ближайшее время.

* Организация (организации) ликвидированы или их деятельность запрещена в РФ

 
 

ПОПУЛЯРНЫЕ ТОВАРЫ

 
«Перейти»

 
Рейтинг
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий