Что немецким школьникам рассказывают о 22 июня 1941 года?

Что немецким школьникам рассказывают о 22 июня 1941 года?

Ровно 80 лет назад нацистская Германия напала на СССР. Что написано о 22 июня 1941 года в современных немецких учебниках?

Те, кто учил историю по советским или российским учебникам, точно знают, когда и с чего началась Великая Отечественная война. А что знают о 22 июня 1941 года немецкие школьники? Корреспондент DW разбиралась в этом.

В школьной библиотеке гимназии Hölty-Gymnasium в Нижней Саксонии исторической литературы много. Только научно-популярных книг — 1730. Примерно девять процентов из них рассказывают о Второй мировой войне. По просьбе DW руководитель гимназии Ирина Неме (Irina Nehme) показала, по каким учебникам истории учатся немецкие школьники.

Главный вопрос, который меня интересовал, — есть ли в них эта дата, 22 июня. Открываю оглавление учебника Anno 4, который издательство Westermann подготовило для гимназий в Нижней Саксонии, и на 98-й странице вижу главу «Вторая мировая война и ее последствия». В разделе «Нападение на Европу» — параграф на двух страницах под названием «Восточная кампания». И в этом параграфе — та самая дата: «22 июня 1941 года вермахт напал на Советский Союз». Авторы учебника пишут, что «Гитлер считал необходимым и возможным победоносно реализовать план «Барбаросса» за несколько недель…

Как преподают историю в немецких школах?

Пролистывая другие книги по истории, встречаю более краткое или более подробное описание. За разъяснениями я обратилась к немецким учителям истории, представляющим разные поколения, разные федеральные земли и занимающим разные должности. И начала с вопроса: «Знают ли эту дату, 22 июня 1941 года, немецкие школьники?»

«Немецкие учебники составлены не по датам. Восточная кампания однозначно обозначается как нападение — так сразу дается четкая оценка. Это было нападение гитлеровской Германии на Советский Союз, и оно было спланированным. Упоминается и пакт Гитлера — Сталина (это понятие привыкли использовать немецкие историки, имеется в виду Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом, подписанный Молотовым и Риббентропом в 1939 году — Прим.ред). Рассказывают и о плане «Барбаросса», но вот сами даты большой роли не играют. Самый важный момент — в том, что напала именно Германия», — говорит в интервью DW Петер Йоханнес Дросте (Peter Johannes Droste), глава немецкого Союза учителей истории.

Ни в одном? А сколько же вообще учебников истории в Германии? За образование в ФРГ отвечают федеральные земли. «16 земель, и у всех — свои учебные планы, но есть только три-четыре крупных издательства учебной литературы для школ. Они адаптируют манускрипты уже под каждую землю. Поэтому на самом деле все не так хаотично, как может показаться на первый взгляд», — успокаивает Дросте, который преподает историю уже два десятилетия и сам является автором нескольких учебников.

Нужно ли в Германии заучивать даты?

«16 земель, но не у каждой, конечно, есть свой учебник. В Баварии — свой, в Нижней Саксонии — тоже, — подтверждает и глава Немецкого союза учителей Хайнц-Петер Майдингер (Heinz-Peter Meidinger). — В некоторых землях историю начинают преподавать с 5-го класса, в других — с 7-го. Концепция учебного плана основана не на хронологическом отображении событий, а на тематическом подходе. Учитель может выбирать из нескольких тем — например, о какой революции он будет говорить с учениками: русской или французской? Поэтому знания у немецких школьников очень разные, даже от школы к школе они могут сильно отличаться».

Итак, единого учебника истории в Германии нет и быть не может. По словам Майдингера, «обычно Вторая мировая война рассматривается в 9-м классе, но иногда — в 8-м или 10-м. В определенных образовательных учреждениях, например гимназиях, эта тема может еще раз коротко всплыть уже на старшей ступени обучения». То есть и здесь нет единого подхода.

На мой вопрос о 22 июня 1941 года глава союза учителей ответил так: «Нападение на Советский Союз? Конечно. Пакт Гитлера — Сталина (или Молотова — Риббентропа) тоже есть, но это — лишь один небольшой аспект. Больше внимания уделяется капитуляции, освобождению, окончанию войны. Все, что было в годы войны, проходят мимоходом. Большая часть знаний, которые есть у молодежи, например, о Сталинграде, почерпнута ими не из уроков истории, а из телевизионных передач, фильмов и интернета. На уроках в эту тему не углубляются. Как Первая, так и Вторая мировые войны в немецких учебных планах рассматриваются крайне бегло. Если посмотреть внимательно учебный план, то в первую очередь речь идет о нападении вермахта на Польшу, истории движения Сопротивления, поворотных моментах в ходе войны, военных преступлениях, но непосредственно хронологии уделяется не так много внимания. Подробно изучаются Холокост, послевоенные годы, но о ходе войны дети знают очень мало. Бывает, что во время отпуска, например, в Скандинавии они сильно удивляются тому, что там свирепствовали немцы».

1939 год. Начало войны, нападение на Польшу
1939 год. Начало войны, нападение на Польшу

Если ориентироваться на число страниц и количество учебных часов, изучению хода войны действительно уделено не так много внимания, подтверждает и Ангела Зенст (Angela Senst), преподаватель со стажем в гимназии Hölty-Gymnasium в Нижней Саксонии. «Спаренный урок, не больше, — говорит учительница. — Однако большое внимание уделяется как раз тому, что это была война на уничтожение, направленная на истребление населения Советского Союза. Говорится и о том, что вермахт получил мандат на совершение преступлений — стереть с лица земли деревни и села».

Сам текст в школьном учебнике довольно сухо описывает ход Второй мировой, рассказывает преподавательница, но источники, указанные в тексте, отсылают уже к документам, которые наглядно показывают, что происходило, как нарушалось военное право, как солдаты вермахта совершали преступления. Немецкие школьники могут ознакомиться и с рассказами очевидцев из Советского Союза. Сухой текст довольно часто сопровождают яркие иллюстрации. Как, например, вот эта карикатура, на которой изображена свадьба Гитлера и Сталина в учебнике издательства Klett. Она была впервые опубликована в черно-белом варианте в октябре 1939 года в американской газете Washington Star. Ее автор — художник Клиффорд Берримен. «Интересно, сколько продлится медовый месяц?» — гласит подпись к рисунку.

Карикатура в черно-белом варианте появилась в октябре 1939 года в американской газете Washington Star. Ее автор - художник Клиффорд Берримен
Карикатура в черно-белом варианте появилась в октябре 1939 года в американской газете Washington Star. Ее автор — художник Клиффорд Берримен

Чего опасаются немецкие учителя истории?

Еще один вопрос, который меня интересовал, упоминается ли на уроках истории, например, битва под Сталинградом? В одном из учебников я нашла короткую запись: «После Сталинграда в войне наступил перелом». А что говорят учителя?

«Военная история у многих коллег сегодня не пользуется популярностью. Когда я сказал своим коллегам из Польши, что у нас есть учителя истории, которые сами не знают о Грюнвальдской битве (Битве при Танненберге 1410 года), то это их сильно потрясло. У них каждый школьник знает об этом. Думаю, конечно, Сталинград упоминается на уроках чаще, но наверняка в Германии есть школы, где на уроках истории эта битва вообще не изучается», — говорит Дросте.

«Наша цель — не в запоминании дат, фактов, событий, — говорит Ангела Зенст, — важны конкретные примеры и выявление взаимосвязей, чтобы понять, почему произошло то или иное событие и какие это имело последствия». При этом речь не идет о том, что 22 июня не важно как дата, просто в немецких школах — другой фокус. «Как страна, совершившая это преступление, мы стараемся понять, как такое стало возможным», — говорит историк.

В свою очередь историк Майдингер считает, что факты все-таки важно знать. «Мы в последние десятилетия больше феномены рассматривали, но не хронологию, — отмечает историк. — Для учеников с хорошей успеваемостью такой метод подходит, они сами могут отнести все к нужной эпохе. Те, кто учатся время от времени и не особенно прилежно, начинают путаться. Есть пугающие примеры. Иногда школьники относят Хоннекера (Honecker) к Гитлеру, а существование ГДР — к довоенному периоду! Кроме того, нам нужны уроки истории, посвященные истории других культур и стран. Странно ехать в Санкт-Петербург и не знать, что связывает Россию и Германию. Слава богу, гораздо больше, чем Вторая мировая война! Важно обладать историческими знаниями, которые шире истории своего народа».

Даты — не главное? Так было не всегда. Вернер Вeльхаузен (Werner Wellhausen) преподавал историю 35 лет. Он ушел на пенсию в 2005 году. Если сравнивать по темам, то за последние годы мало что изменилось. Однако ранее больше значения уделялось как раз событиям и хронологии. И даты его ученики должны были запоминать. И про Сталинградскую битву учили.

Отход от хронологического повествования сегодня далеко не всегда идет на пользу школьникам. Как отмечает Хайнц-Петер Майдингер, «в XIX веке в гимназиях воспроизводили ход боев, выстраивали фигурки. Это было время одних крайностей. Теперь — другая крайность». Он считает, что Вторая мировая требует детального изучения, потому что только тогда можно представить себе весь ужас войны. Сам историк знает о войне не только из учебников. Его отец семь лет был в советском плену, куда попал под Сталинградом. Он избегал разговоров с сыном о тех страшных годах и лишь когда тот отказался идти на военную службу, поддержал его решение. «Отец вернулся из Сталинграда и передал мне понимание того, насколько бессмысленна война», — признается историк с 20-летним стажем преподавания.

История, которая не знает героев

Вторая мировая война на страницах российских и немецких учебников, по признанию Майдингера, который знаком с российской литературой, — сильно отличаются. «В России много историй о подвигах, героях войны. Этот пласт, конечно, в Германии полностью выпадает. О ходе войны в Германии рассказывают один, в лучшем случае два, учебных часа. В России это, наверное, два месяца. В немецких учебниках истории не разбирают ход сражений и распределение военных сил. Скажем, тот факт, что Италия была на стороне Германии, многим немецким школьникам вообще не знаком», — говорит преподаватель.

Его коллега Дросте соглашается: «У нас почти нет историй о подвигах. Что немного изменилось, так это восприятие покушения на Гитлера. Теперь Штауффенберга (Stauffenberg) и его офицеров-единомышленников считают героями». Больше стали рассказывать и о «Белой розе», брата и сестру Шолль (Scholl) тоже относят к героям.

«Подвиги, герои? — переспрашивает глава Союза учителей истории. — Это очень сложный вопрос. В Германии — неприятие героизации». Хайнц-Петер Майдингер понимает стремление сохранить память о подвигах людей, которые защищали свою родину, как это делается в российских учебниках, но в целом ему кажется довольно опасным, когда на войну смотрят сквозь призму героических поступков. Войной начинают восхищаться, складывается впечатление, что проблемы можно решать таким способом. Раз был такой успех в прошлом, можно повторить?

Красная армия в немецких учебниках

Освобождение или поражение? Так называется параграф об окончании Второй мировой в одном из учебников. Преподаватель истории Ангела Зенст, как и ее коллеги, сначала обсуждает с учениками значение этих слов. Первым, кто официально назвал 9 мая днем освобождения, стал бывший федеральный президент Рихард фон Вайцзеккер (Richard von Weizsäcker). С тех пор немецкие учебники истории содержат оба понятия.

Все учителя-историки в интервью DW подчеркнули, что Красная армия в немецких учебниках истории, как и другие страны-победители, — освободительница. И Майдингер, и Дросте подчеркивают, что нет деления на «хороших» и «плохих» освободителей. О преступлениях солдат Красной армии на территории Германии если и упоминается, то в контексте возмездия, которое настигло Германию за те бесчинства, которые творились на территории Советского Союза.

Главный урок истории: чтобы не было войны

Петер Йоханнес Дросте подчеркивает — самый важный урок, который должны вынести ученики: главное, чтобы больше никогда не было войны. По мнению учителя, важно, чтобы школьники понимали: Гитлер уже в 1937 году намеревался напасть на СССР. И именно он был агрессором. Конечно, немецкие учебники не щадят ни Сталина, ни Гитлера. Как отмечает Дросте, «на подписании пакта встретились два достойных друг друга персонажа». «Однако Гитлер — больший злодей в наших книгах», — подчеркивает преподаватель гимназии.

На самом деле «не совсем правильно говорить, что на войну выделяется только два урока, даже если по часам это и так, — подводит итог Ангела Зенст. — Все, что связано с ней: и гонения, и преследования, и уничтожение, и другие аспекты, — рассматривается на протяжении года». Ее ученики проходят этот период в 10-м классе, но интерес к теме национал-социализма проявляют уже пятиклассники.

Немецкий учитель Вернер Вeльхаузен родился в 1941 году. 80-летие годовщины нападения нацистской Германии на СССР совпало с его личным 80-летием. Немецкий учитель истории в интервью DW сказал: «Авторы составляют учебники, опираясь на национальные взгляды и представления. Думаю, это и в России, и в Германии одинаково. Однако я уверен, что немецкие учебники пытаются при этом сохранить объективность».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: