Самая громкая операция русской разведки!!!!

Самая громкая операция русской разведки!!!!

Сегодня ветеран афганской войны, журналист «Народной Воли» Евгений Сулыга вспоминает историю об одной из самых громких операций советского спецназа в Афганистане: как она была проведена, а потом переписана спецслужбами.

Это было в конце ноября 1986 года. Командир 173-го отряда специального назначения собрал офицеров отряда и зачитал телеграмму, присланную из Генштаба. В ней говорилось, что на вооружении у душманов появились американские ПЗРК нового поколения «Стингер», против которых наша авиация, увы, беззащитна. Чтобы найти «противоядие», необходимо любой ценой и в кратчайшее время добыть экземпляр этого самого «Стингера». Далее текст телеграммы напоминал отрывок из русской народной сказки, когда царь говорит: «Кто первым принесет молодильные яблочки, тому царевну отдаю и полцарства в придачу».

В нашей истории первому, кто добудет «Стингер», небезызвестный генерал Варенников лично гарантировал звезду Героя Советского Союза. Второму — орден Красного Знамени. Захват любого другого типа ПЗРК (переносного зенитно-ракетного комплекса) был оценен в орден Красной Звезды.

Офицеры 173-го отряда спецназа одобрительно зашумели. Звезда Героя — хороший стимул! И поскольку телеграмма была подписана самим Варенниковым (значит, он выступал гарантом), появлялась надежда, что никакой чудак на букву «м» из штаба 40-й армии наградной лист не «зарежет». А то ведь очень часто наши наградные листы возвращались назад с пометкой: «Подвиг описан неубедительно». То есть совершить подвиг было лишь половиной дела, притом самой простой! Куда важнее описать его настолько убедительно, чтобы у клерков из наградного отдела волосы на ногах дыбом встали! И лично мне частенько приходилось помогать однополчанам превращать «сухие строчки подвига» в крутой боевик. Ключевая фраза в описании подвига обязательно должна была звучать так: «В неравной схватке лично уничтожил 15 душманов».

Кстати, по этому поводу среди воинов-интернационалистов ходила «шутка черного юмора»: «Если собрать все наградные листы 40-й армии и пересчитать «лично уничтоженных «духов», то окажется, что мы уже дважды уничтожили все население Афганистана…»
Самая громкая операция русской разведки!!!! Нет, это вовсе не значит, что геройские поступки были фикцией! Отнюдь! Просто в Советской Армии всякого рода бюрократического дебилизма было в 10 раз больше, чем в Австро-Венгерской, описанной Ярославом Гашеком в «Похождениях бравого солдата Швейка». И чтобы получить то, что ты заслужил по праву, надо было весь этот бюрократический дебилизм преодолеть. Тут одной храбрости маловато! А уж если речь шла о Звезде Героя Советского Союза, предстояло вначале получить визу партийных органов от низового звена до ГлавПУРа и представителей КГБ, которые должны были проверить вашу «родословную». А то ведь вдруг ваш прадедушка воевал у Деникина?

Только кристально-чистые в партийно-политическом смысле и «не замеченные контрразведкой в порочащих связях» имели шанс стать «Героем в законе».

Потому-то подпись самого генерала Варенникова под телеграммой вселяла надежду, что все будет без обмана и награда найдет героя.

Мой приятель, командир роты спецминирования Миша Михайлов, смеясь, сказал:

— Собирайся на войну! Такой шанс подвалил сорвать «джекпот» и вернуться домой со Звездой!

— Только бы не посмертно, — похлопав меня по плечу, пожелал удачи капитан Валера Попов.

В тот день никто и подумать не мог, что через месяц Валера сгорит в упавшем вертолете…

Итак, сезон охоты на «Стингеры» был открыт. Впрочем, никому из нашего отряда, считавшегося по итогам 1985—1986 года самым результативным в Афганистане, захватить «Стингер» не удалось. Но повезло соседям — ребятам из Шахжойского отряда.

Как взяли первые «Стингеры»

В один из январских дней 1987 года разведгруппе лейтенанта Чеботарева была поставлена задача провести «облет». Это довольно рутинное мероприятие, которым разведгруппы занимались ежедневно. На «вертушках» разведчики облетали определенный участок территории в зоне ответственности отряда. Если на земле обнаруживали подозрительный объект, к примеру, автомобиль, мотоциклистов, группу подозрительных людей, очень похожих на душманов, вертолет приземлялся, и разведчики производили досмотр «объекта».

Если «объект» сопротивлялся досмотру, его уничтожали.

Впрочем, в тот, ставший историческим, день «облет» был несколько необычным. Группа Чеботарева летела в район Мельтанайского ущелья. Места эти были глухие, в ущелье редко заглядывали спецназовцы, сюда совсем не добиралась доблестная пехота из 70-й бригады, контролировавшей Кандагар и его окрестности. «Духи» чувствовали себя в Мельтанайском ущелье, как у Аллаха за пазухой. Поэтому замкомандира шахжойского отряда Евгений Сергеев и выбрал для «облета» именно этот район. Вместе с замкомандира 2-й роты Володей Ковтуном он решил провести разведку местности. Военные хотели выбрать место для организации засады. Поскольку «духи» в этих местах были непуганые, разведчики надеялись «забить» караван с оружием или урвать какой-то другой, не менее ценный трофей.

Сергеев и Ковтун вместе с тремя бойцами летели в ведущем вертолете. Группа Чеботарева — в ведомом. Как рассказывал Володя Ковтун, сначала они летели вдоль «бетонки» (автотрасса. — Авт.) на юго-запад, потом «нырнули» в ущелье и прямо на дороге заметили трех мотоциклистов. К одному из мотоциклов была приторочена какая-то странная труба, завернутая в тряпье. Увидев «вертушки», «байкеры» открыли огонь по разведгруппе. Бой был скоротечный и не в пользу моджахедов…

— Мы приземлились. Я погнался за одним из «духов», у которого в руках был «дипломат», — рассказывал позже во время дружеской пирушки в кандагарском отряде Володя Ковтун. — Конечно, я не знал, что труба — это контейнер из-под «Стингера», но был уверен, что в «дипломате» лежат какие-то ценные документы.

Впрочем, времени рассматривать трофеи не было — пули свистели над головой. Прихватив трубу и «дипломат», Ковтун побежал к вертолету. Еще две «трубы» — одну пустую, другую неиспользованную — принесли бойцы. Удалось захватить с собой и раненого «духа», который наверняка знал, из какого «трубопровода» эти трубы…

Уже сидя в отрывающемся от земли вертолете, восстанавливая дыхание после погони за «духами», Володя открыл «дипломат».

— Что там? — спросил Сергеев.

— Стингер!!! — ответил Ковтун.

Награда нашла «героев»

 

Самая громкая операция русской разведки!!!!На вертолетной площадке в Шахжое их встречали, как покорителей космоса. Из Лашкаргаха прилетел командир бригады полковник Герасимов. Поздравлял с успехом, жал руки, приказал оформлять наградные листы.

К званию Героя Советского Союза представили Евгения Сергеева, Владимира Ковтуна и командира вертолета, на котором они летели. Лейтенанта Чеботарева и бойцов разведгруппы представили к орденам и медалям.

Евгений Сергеев лично летал в Кабул на аудиенцию в штаб 40-й армии. Его просили подробно рассказать о деталях блестяще проведенной операции по захвату «Стингеров». А выслушав рассказ, начальство решило, что звучит он как-то неубедительно. Ну что это — летели, сели, постреляли, захватили? Уж больно просто все получилось! А главное, разве можно поверить, что беспрецедентная операция по захвату ПЗРК «Стингер» могла увенчаться успехом без чуткого руководства вышестоящих штабов, политуправления и резидентуры КГБ? Нонсенс!

В итоге история захвата «Стингеров» подверглась кардинальной правке. В новой версии главную роль играли сотрудники внешней разведки, работающие в США. Именно они добыли информацию о готовящейся операции ЦРУ по отправке партии ПЗРК «Стингер» из Лэнгли в Кандагар транзитом через Пешавар. «Анонимно бесстрашные» или «бесстрашно анонимные» агенты национальной безопасности тайно держали свои потные ручки на пульсе цэрэушной операции. А как только грузовик со «Стингерами» пересек «линию Дюранда», они «маякнули» в ГРУ ГШ, и уже те в разведуправление 40-й армии, которое подняло по тревоге Кандагарский и Шахжойский отряды специального назначения, завершившие начатую «неизвестными штирлицами» секретную операцию.

Примерно в таком виде история с захватом «Стингеров» дошла до Лубянки и Кремля. Можно не сомневаться, что Звезда Героя «упала на ладошку» какому-то «бойцу невидимого фронта»…

Что же касается шахжойских «рэксов спецназа», они так ничего и не получили. Евгению Сергееву отказали потому, что, как оказалось, у него было неснятое партийное взыскание. А в отношении Володи Ковтуна было возбуждено какое-то нелепое уголовное дело, и поэтому он, по мнению руководства, «просто не мог номинироваться на звание Героя»!

После партийно-политических прений к званию Героя представили сержанта-казаха из досмотровой группы. Это решение шло в унисон с требованием КПСС: каждая республика и каждое национальное меньшинство должны были иметь своего Героя афганской войны.

Впрочем, и этот сержант героем так и не стал. Возможно, при более пристальном изучении его биографии сотрудники «органов» выявили некий «скелет в шкафу». Может, прадед казаха служил в отрядах барона Унгерна или дед сидел по 57-й… Вместо Золотой Звезды ему вручили орден Красного Знамени.

Больше всех повезло командиру шахжойского отряда, который вроде как тоже руководил операцией… Ему предложили на выбор: орден «За службу Родине», который в простонародье назывался «За порядок в тумбочках» или погоны подполковника досрочно.

Командир выбрал погоны…

Самая громкая операция русской разведки!!!!Но кто бы ни получил Золотую Звезду за те «Стингеры», ветераны спецназа ГРУ знают и помнят настоящих героев.

Кстати, тот «дух», которого разведчики захватили в плен раненым, оклемался в кандагарском госпитале. Его «заштопали» и отправили в Кабул. А там ему вдруг резко «поплохело», и моджахед скоропостижно скончался…

Эта загадочная смерть дает все основания снять по мотивам «охоты на «Стингеры» классный детектив с элементами триллера и сорвать пару «Оскаров». Если, конечно, не вмешаются «бойцы невидимого фронта»…Просмотр

 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: