Советский Ариец: Как немецкий барон, ненавидящий нацистов, стал самым ценным агентом СССР в Третьем рейхе

Советский Ариец: Как немецкий барон, ненавидящий нацистов, стал самым ценным агентом СССР в Третьем рейхе

Введение

За несколько месяцев до немецкого вторжения он не только предсказал его, но и дал полную картину, включая направление основных ударов и фамилии военачальников.

В декабре 1942 года в Германии был казнён барон Рудольф фон Шелиа. Перед войной этот аристократ и высокопоставленный дипломат стал самым ценным советским агентом в Третьем рейхе. Он первым сообщил Москве о готовящейся агрессии Германии — и сделал это почти за год до начала войны. Более того, впоследствии фон Шелиа предоставил самые подробные данные о готовящемся вторжении, не только точно указав направление ударов, но и перечислив фамилии командующих этой операцией. Но в послевоенное время он оказался в тени других агентов, которым досталась основная слава.

Аристократ

Рудольф фон Шелиа, родившийся в 1897 году, имел весьма знатное происхождение. По отцовской линии его предки в нескольких поколениях были крупными землевладельцами и офицерами. По материнской его дедом был Иоганн фон Микель, в молодости друживший с Карлом Марксом, а позднее много лет занимавший пост министра экономики Пруссии. Фон Шелиа прошёл всю Первую мировую войну в кавалерии и был награждён двумя Железными крестами.

Рудольф фон Шелиа. Фото © Wikipedia, Gedenkstätte Deutscher Widerstand
Рудольф фон Шелиа. Фото © Wikipedia, Gedenkstätte Deutscher Widerstand

Неудивительно, что с такими данными он сделал быструю дипломатическую карьеру, в конце концов дослужившись до первого секретаря Посольства Германии в Польше. Именно там в 1937 году он и был завербован для работы на советскую разведку своим знакомым — журналистом Рудольфом Гернштадтом.

Большинство советских агентов в Германии в той или иной степени сочувствовали левым идеям. Барон был исключением. К сотрудничеству его подтолкнул не только корыстный интерес, но и неприятие политики нацистов, которое достигло пика в конце 1930-х. Хотя фон Шелиа после прихода Гитлера к власти даже вступил в партию по карьерным соображениям, установок этой политической платформы он не разделял. А по мере радикализации нацистов стал испытывать к ним отвращение. Особое возмущение барона вызывал официальный государственный курс на антисемитизм и неприкрытая дискриминация евреев.

В 1937 году началось сотрудничество фон Шелиа с советской разведкой. За последующие три с половиной года на его счёт в одном из швейцарских банков поступило 50 тысяч долларов, что сделало его самым высокооплачиваемым из всех известных советских агентов. С учётом инфляции эта сумма сейчас эквивалентна примерно миллиону долларов. Разумеется, платить «пустышке» такие деньги в СССР никто бы не стал. Барон с лихвой окупил все затраты, будучи самым осведомлённым в обойме советских информаторов в различных странах.

Ариец

Рудольф фон Шелиа. Фото © dhm.de
Рудольф фон Шелиа. Фото © dhm.de

Барон получил оперативный псевдоним Ариец. Поначалу он передавал информацию через Гернштадта. Однако позднее тот вынужден был уехать из-за своего еврейского происхождения. После этого фон Шелиа начал работать с немецкой коммунисткой и журналисткой Ильзой Штёбе (псевдоним Альта). По его протекции ей удалось устроиться в пресс-службу МИДа.

Первоначально главной задачей фон Шелиа был сбор информации о планах нацистов на польском направлении. Информация, приходившая в Москву, оказалась удивительно достоверной. Барон ещё за полгода до начала Второй мировой однозначно утверждал, что Гитлер намерен решить вопрос с Польшей исключительно войной и его не устроит даже мирная передача «коридора в Восточную Пруссию». За три месяца до начала войны он весьма точно предсказал её точную дату, передав информацию о том, что война намечена на конец августа – начало сентября (вторжение началось 1 сентября). После захвата Польши он был отозван в Берлин и впоследствии работал в центральном аппарате МИДа. Ещё раз свою ценность Ариец подтвердил в мае 1940 года. За неделю до вторжения немцев в Голландию он сообщил, что атака начнётся в ближайшие дни.

Арас Тевфик Рюштю, министр иностранных дел Турции (в центре), с членами Посольства Германии (слева направо): советник посольства Готфрид Ашманн, г-жа Ашманн, Рудольф фон Шелиа и его жена Мари Луиза на свадьбе Мустафы Кемаля Ататюрка, приёмная дочь Небиле Ханим. Фото © Getty Images
Арас Тевфик Рюштю, министр иностранных дел Турции (в центре), с членами Посольства Германии (слева направо): советник посольства Готфрид Ашманн, г-жа Ашманн, Рудольф фон Шелиа и его жена Мари Луиза на свадьбе Мустафы Кемаля Ататюрка, приёмная дочь Небиле Ханим. Фото © Getty Images

Кто первый

Со времён рассекречивания советских агентов в 1960-х годах продолжается спор, кто же наиболее точно предсказал дату нападения Германии на СССР. Долгое время считалось, что это был Рихард Зорге. Однако в действительности он, хотя и предупреждал о возможном вторжении Германии и делал это в 1941 году около 10 раз, ни разу не называл точную дату агрессии. Лишь в конце мая он приблизительно указывал на конец июня.

Достаточно правдивыми были данные от Вилли Лемана — советского агента в гестапо. Он точно назвал дату вторжения, правда, это произошло в последний момент — 19 июня 1941 года. Зато фон Шелиа стал не только первым, сообщившим о нападении, — он задолго до вторжения дал весьма подробные сведения, вплоть до командующих армиями, которые вторгнутся в СССР.

Перед началом войны советская разведка из различных источников имела около 50 донесений о нападении. Большинство было сформулировано весьма неопределённо: «после поражения Англии», «в этом году», «когда будет возможность» и т.д. Сообщения Арийца же отличались полнотой сведений. Большая их часть в настоящее время опубликована в альманахе «Россия. ХХ век».

Ещё в сентябре 1940 года он передал в Москву информацию, что Гитлер настроен на войну с СССР и намерен «решить вопрос на востоке» весной 1941 года. Стоит отметить, что тогда немцы полным ходом готовились к высадке в Британии и никаких намёков на войну с СССР вообще не было. Пожалуй, о подобных планах Гитлера даже в Германии знало лишь несколько человек.

Недолгий секрет

18 декабря 1940 года Гитлер подписал директиву о подготовке к войне с СССР, известную как план «Барбаросса». Несмотря на её секретность, 10 дней спустя Ариец передал в Москву краткую шифровку: «Гитлер отдал приказ о подготовке войны». По сведениям фон Шелиа, её планировали объявить в марте 1941 года. Впрочем, определённой даты вторжения план в тот период ещё не предусматривал, даже его разработчики пока не знали точного времени атаки.

Шифровку показали Сталину, который потребовал подробностей. Пять дней спустя Ариец через Альту прислал новую шифровку, в которой сообщал, что сведения добыты им от высокопоставленного военного и являются не просто слухами, а получены из сверхсекретного приказа Гитлера, с которым ознакомлены только высшие военачальники.

В конце февраля Ариец прислал новые данные, которые однозначно свидетельствовали о том, что информацию он получал от человека, лично ознакомленного с планом «Барбаросса». Достаточно сказать, что за четыре месяца до начала войны фон Шелиа абсолютно точно предсказал все направления главных ударов вермахта (на Ленинград, на Москву, на Киев) и безошибочно перечислил фамилии трёх командующих группами армий: фон Лееб, фон Рундштедт и фон Бок. В этом же донесении он сообщил, что предполагаемая дата вторжения — 20 мая.

В марте 1941 года Ариец сообщил, что в Польшу перебрасывается 120 немецких дивизий, а вторжение ожидается в промежутке между 15 мая и 15 июня. Наконец, 12 июня он сообщил, что наиболее вероятная дата атаки — 15–20 июня.

Гибель

После начала войны поддерживать связь прежними методами стало невозможно. Однако в СССР считали Арийца в высшей степени ценным источником. Ради того, чтобы возобновить с ним контакт, в 1942 году была организована целая спецоперация.

Трое немецких эмигрантов — Генрих Кёнен, Вильгельм Феллендорф и Эрна Эйфлер — были сброшены на парашютах в окрестностях польской Оструды. Оттуда они должны были добраться до конспиративной квартиры в Берлине, связаться с коммунистом Бернхардом Бестляйном и с его помощью найти Ильзу Штёбе и восстановить контакт с Арийцем.

Однако к этому моменту Штёбе, которая давно была на карандаше у гестапо, уже арестовали. На конспиративной квартире агентов ждала засада. После этого провала гестапо арестовало несколько десятков советских информаторов в Германии. Шелленберг вспоминал в своих мемуарах: «Среди многих арестованных был и советник посольства фон Шелиа, первый секретарь в Министерстве иностранных дел, выполнявший там задания русских. Он действовал исключительно методами «светского шпионажа». Фон Шелиа не только знал обо всём, что происходило в министерстве, но и устроил в своей квартире салон, охотно посещавшийся всей дипломатической колонией. Беседуя со своими гостями, он искусно, хладнокровно и методично собирал секретную информацию». Фон Шелиа и Штёбе были казнены в декабре 1942 года.

Посмертные споры

Мемориальная доска в Берлине-Лихтенберге, Карл-Маркс-аллее, 233. Фото © Wikipedia
Мемориальная доска в Берлине-Лихтенберге, Карл-Маркс-аллее, 233. Фото © Wikipedia

В годы холодной войны Ариец оказался в ситуации «ни там и ни тут». В СССР в 1960-е годы были рассекречены личности многих агентов, начался процесс посмертного воздания почестей. Зорге был награждён звездой Героя, Штёбе, Шульце-Бойзен, Харнак — орденом Красного Знамени. Их имена прославлялись в ГДР. Фон Шелиа не досталось ничего. И не из-за аристократического происхождения, а по политическим мотивам. Все вышеперечисленные либо были коммунистами, либо придерживались левых взглядов. А Ариец, несмотря на всю ценность его сведений, был не «своим человеком в Германии», а «наёмником». К слову, Вилли Леман, не менее ценный агент, также не являвшийся коммунистом, тоже не получил посмертных наград в Союзе.

В ФРГ в то же время шла реабилитация всех осуждённых за политические преступления в годы нацизма. Фон Шелиа и тут не удалось угодить в правильные списки. Хотя было известно, что он придерживался антифашистских взглядов и во время пребывания в Варшаве неоднократно спасал людей, организуя «дипломатическое прикрытие» евреям и полякам. Более того, его друзья — генерал фон Тресков и граф фон Мольтке, — активно участвовавшие в заговоре против Гитлера, посмертно были объявлены в ФРГ национальными героями. А вот Ариец так и остался «советским шпионом». В годы холодной войны ему отказывали в реабилитации по политическим соображениям.

Лишь в 90-е годы приговор фон Шелиа отменили, он был причислен к героям антифашистского сопротивления в Третьем рейхе.

 
 

ПОПУЛЯРНЫЕ ТОВАРЫ

 
«Перейти»

 
Рейтинг
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: