В 1914 году в боях под Лодзью погибли четыре немецких генерала

В 1914 году в боях под Лодзью погибли четыре немецких генерала

В октябре 1914 года в Польше началось сражение немецко-австрийской и русской армий, а уже 20 ноября войска генерала Алексеева окружили немецкую армейскую группу генерала Шеффнера. О накале сражения говорит тот факт, что в боях под городом Лодзь погибли четыре немецких генерала — подобных потерь германская армия в Первую мировую войну не несла.

Стремясь упредить наступление русских армий в Силезию командующие Восточным фронтом Гинденбург и Людендорф задумали повторить свой успех в Восточной Пруссии. С обоих сторон в битве, получившей название Лодзинская операция участвовали около 750 тысяч человек и 3300 орудий. Однако в Польше германская ударная группировка в составе двух кавалерийских корпусов и 3-й гвардейской дивизии под командованием генерала Рейнхарда фон Шеффнера-Бояделя попала в окружение.

А начиналось для немцев и австро-венгерских войск все по плану. Утром 29 октября ударный кулак (155 тысяч человек, 450 пулеметов и 900 орудий) под командованием генерал-полковника фон Макензена начал наступать в направлении Кутно. Немцы пытались окружить 5-й Сибирский армейский корпус генерала Леонтия Сидорина, но успеха не добились. Сибирские стрелки хотя и с большими потерями, но окружения сумели избежать и отступили на юго-восток.

Здесь 30 октября у города Влоцлавска был убит командующий 49-й дивизией генерал Альфред фон Бризен. Доктор исторических наук Алексей Олейников в своем исследовании пишет, что с наступлением темноты в западных предместьях Влоцлавска шел «крайне ожесточенный бой, штыки и приклады делали свое дело».

«Фон Бризен, лично руководивший атакой частей своей дивизии вначале на правом, а в дальнейшем на левом ее фланге, поехал верхом за железнодорожную насыпь. Генерал решил во главе своего штабного конвоя провести рекогносцировку, проехав через мост на городской речке. Галопом кавалеристы помчались по мостовой, как вдруг из нескольких близлежащих домов сибирскими стрелками был открыт меткий огонь. Четыре лошади вместе со своими всадниками рухнули на мостовую. Генерал фон Бризен получил пулевое ранение в шею и умер на месте», — пишет ученый.

Очередной начальник дивизии генерал-лейтенант Вайнкер фон Данкешваиль ненадолго пережил своего предшественника и погиб 10 ноября в бою у деревни Борово.

«К концу дня он стал получать одно печальнее другого донесения, сначала о гибели 1-го батальона 225-го полка, затем о серьезных атаках русских на фронте южной группы, о потере 9-й батареи и о связанном с этим прорыве на позиции дивизии… Генерал перешел через улицу, чтобы посмотреть, что делается с его дивизией. Насколько мог охватить его глаз, он увидел картину полного опустошения. Русская артиллерия вовсю обработала широкую, прямую как стрела, улицу. Всюду лежали опрокинутые разбитые или плотно осевшие повозки, валялись лошади и мертвые обозные. Вдруг среди домов раздался треск пулеметов, и генерал упал замертво на землю. Бывший с ним генерального штаба майор был тяжело ранен», — описывает гибель германского комдива Олейников.

А 12 ноября у города Згерж под Лодзью погиб начальник 35-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Отто фон Хеннинг и 29 ноября у Замичков был убит командовавший 125-м пехотным полком генерал-майор фон Мартин.

Вместо окружения русских под Лодзью немцам пришлось думать о спасении своих окруженных корпусов. Традиционное пренебрежение германцев к противнику стоило им тяжелых потерь и полного разгрома ударной группы фон Шеффер-Бояделя. Русские устроили «котел» для пяти дивизий и почти их уничтожили.

Генерал-квартирмейстер Юрий Данилов отмечал: «По свидетельству самих немцев, освободившиеся дивизии имели после прорыва, в общем не свыше 8000 штыков. Остальные пали или, рассыпавшись, были нами взяты в плен. Путь немцев был обозначен разного рода предметами снабжения, брошенными при спешном отступлении. В течение нескольких дней после прорыва, район Рзгов-Тушин-Брезины кишел отставшими германскими солдатами, бродившими в одиночку или небольшими партиями; все они, в конце концов, стали добычею нашей конницы».

Сохранилось и другое описание поле боя под Брезинами: «Десятки мертвецов из рвов и окопов, точно до сих пор, цепляясь за мерзлую землю, пытаются выползти на дорогу. Сотни их, опрокинутые навзничь, опушенные инеем, валяются по всему этому простору. Здесь защищались немцы, и защищались до последнего человека. Уйти или не хотели, или не могли. Штыковой бой был беспощаден. Кругом сломанные наши и согнутые немецкие штыки, отлетевшие от ударов приклады, раздробленные ружья».

По оценкам историков германо-австрийский урон в Лодзинской операции достигал 160 тысяч человек. В числе русских трофеев оказались 20 тысяч пленных и 23 орудия.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: