Алексей Николаевич Ботян

Алексей Николаевич Ботян

Алексей Ботян родился в феврале 1917-го, буквально за пару недель до падения царизма в России. Развал империи напрямую отразился на судьбе крестьянской семьи Ботян — Западная Белоруссия, где они жили, была захвачена Польшей. Алексей по окончании школы был призван в польскую армию, в составе которой, командуя расчётом зенитного орудия, в сентябре 1939 года участвовал в боях с немцами. Под Варшавой он сбил три самолёта «Юнкерс». После разгрома польской армии Алексей оказался на территории Восточной Польши, которая была занята Красной Армией и воссоединена с Советским Союзом. Он принял советское гражданство, некоторое время проработал учителем, а в 1940 году направлен на службу в органы НКВД СССР. В 1941 году Алексей Ботян окончил разведывательную школу и в июле 1941 года был зачислен в состав Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН) НКВД СССР – спецназ госбезопасности. Это разведывательно-диверсионное соединение подчинялось непосредственно наркому внутренних дел Лаврентию Павловичу Берия и входило (с 18 января 1942 года) в состав 4-го (диверсионного) Управления НКВД СССР, начальником которого был Павел Анатольевич Судоплатов.
– В ноябре 1941 года я, командир разведывательно-диверсионной группы, в первый раз сходил со своими бойцами в немецкий тыл на «языков», – рассказывает Алексей Николаевич. – Задачей нашей группы были диверсии в ближних немецких тылах. Мы фашистам покоя не давали, делали так, что под ногами у злодеев буквально горела земля… Поезда взрывали, мосты жгли, дороги минировали. По-военному это называется нарушением коммуникаций врага. В 1942 году нас самолетом отправили ночью в глубокий тыл, почти ко мне на родину, в оккупированную врагом Белоруссию. Потом – на Украину. Там я стал одним из предводителей крупного партизанского соединения, правой рукой знаменитого «батьки» Виктора Александровича Карасева (заместителем по разведке – А.В.). При непосредственном руководстве Алексея Ботяна был взорван немецкий гебитскомиссариат в городе Овруч Житомирской области Украинской ССР, когда там находилась инспекция из Берлина, в результате чего было уничтожено более 100 немецких офицеров. Партизан Яков Каплюк устроился в немецкую контору истопником, и за несколько недель до диверсии вместе с женой смог заложить в здание 150 килограммов тола. За эту операцию Алексей Ботян был представлен к званию Героя Советского Союза, но тогда по разным причинам не получил его. Звезду Героя разведчик получил только в год своего девяностолетия – в 2007 году.
Алексей Николаевич лично участвовал в операциях. По его словам, он переодевался в униформу польского железнодорожника, и, зная местный язык и обычаи, с поддельным «аусвайсом» благополучно проходил немецкие посты. В мае 1944 года во главе группы из 28 человек он получил задание обеспечить продвижение Красной Армии к городу Кракову.   Пришлось наладить связи с местными польскими антифашистами. В городе Илжа бойцы Армии Людовой попросили Ботяна помочь освободить своих подпольщиков. «Я сперва засомневался, — вспоминает он. — Группа должна была выйти к Кракову без потерь. Провели разведку, обрезали немцам телефонную связь и вошли в город с наступлением ночи. Пулеметным огнем мои ребята заперли гитлеровцев в казарме. А поляки вытаскивали своих товарищей из тюрьмы, громили почту, банк, опустошали склады. Целую ночь город был в наших руках. Освободили под сотню польских патриотов, ожидавших казни, взяли склад с оружием и солдатской амуницией. Потом трофеи очень пригодились партизанам». В память о тех событиях в городе Илжа установлен памятник с именами советских и польских братьев по оружию. В конце 1944 года под Краковом Ботяну удалось завербовать польского инженера-картографа Зигмунда Огарека, призванного в вермахт. Он и рассказал, что немцы завезли тонны динамита в Ягелонский замок. Если бы этим боекомплектом удалось заминировать Рожновскую плотину на реке Дунаец, по которой шла в наступление Красная армия, то она оказалась бы под водой. Погиб бы и старинный Краков. Тем временем Ботяну удалось устроить грузчиком в замок своего агента из числа польских партизан. Он поставил мину с часовым механизмом и успел уйти.
18 января 1945 года весь пакгауз в назначенный час взлетел на воздух. А сутки спустя в уцелевший Краков уже входили передовые части 1-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза Ивана Степановича Конева. «Спасение Кракова – это, наверное, самое важное, что я сделал в своей боевой биографии», считает Алексей Николаевич. Именно этот эпизод лег в основу фильма «Майор “Вихрь”», сценарий к которому написал Юлиан Семёнов. «На самом деле все было не так, как в кино, – смеется Алексей Николаевич. – Майором “Вихрем” мог бы быть любой из моего отряда». Закончил войну Алексей Николаевич в Чехословакии, где развернул диверсионные действия в тылу немецкой группировки. С 1945 года Алексей Николаевич Ботян проходил службу в оперативном составе 1-го Управления (внешняя разведка) НКГБ-МГБ СССР.
Планировалась его работа в Польше, но по личному распоряжению генерал-майора госбезопасности Эйтингона он был направлен в Чехословакию, где встретил свою любовь – Гелену Владимировну Гинцель, чешку по национальности. У них выросли прекрасные дети, внуки и правнуки.
Одним из учеников Алексея Николаевича был полковник Яков Фёдорович Семёнов – «карельский Рэмбо», командовавший в 1979 году во время штурма дворца Амина в Кабуле группой спецназа госбезопасности «Зенит».
Как рассказывал Яков Фёдорович, преподаватели КУОС КГБ СССР, где готовился резерв спецназа госбезопасности на случай военных действий, в 1970-е годы проводили сборы резервистов по линии 8-го Отдела Управления «С» (нелегальная разведка) ПГУ КГБ СССР на базах бригад спецназа ГРУ и ВМФ. Резервисты – это люди с высшим образованием, владеющие иностранными языками, физически подготовленные. «Первая командировка – старинный городок Изяслав Хмельницкой области, – вспоминал Яков Фёдорович. – Руководителем сборов назначен Алексей Николаевич Ботян, легенда спецназа КГБ.  В поезде коротаем время за шахматами, я играю неплохо, и наши сражения в целом заканчивались в мою пользу. Но надо видеть, насколько эмоционально и азартно играл Алексей Николаевич, как он переживал за промахи и искренне радовался удачам! Полевые занятия, ночные 30 км переходы, давали возможность офицерам спецрезерва проявить себя, почувствовать уверенность в своих силах… Я рисковал, когда посылал слушателей не на учебные, а на реальные объекты. Иногда офицеров задерживали, и тогда вмешивался Алексей Николаевич Ботян. Такая подготовка во многом способствовала успехам подразделения «Каскад» на территории Афганистана в 1982-1985 годы.
Окончательно Ботян ушел со службы в 1989 году, в возрасте 72 лет.
К званию Героя Советского Союза его представляли, как минимум дважды, но оба раза в итоге вручали награды рангом пониже. Справедливость восторжествовала только в XXI веке.
Указом Президента Российской Федерации от 10 мая 2007 года «за мужество и героизм, проявленные в ходе операции по освобождению польского города Кракова и предотвращению уничтожения его немецко-фашистскими захватчиками в период Великой Отечественной войны 1941–1945 годов» полковнику в отставке Ботяну Алексею Николаевичу было присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда».
Алексей Николаевич Ботян прожил 103 года, проведя почти всю войну в тылу врага, он ни разу не был ранен, а о большинстве его подвигов до сих пор почти ничего не известно. Это государственная тайна.
Документальный фильм об Алексее Николаевиче Ботяне можно посмотреть, перейдя по ссылке:
«Алексей Ботян. Как я освобождал Польшу».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: