Сигналы клану Назарбаева: Кто претендует на бизнес семьи первого президента Казахстана

Сигналы клану Назарбаева: Кто претендует на бизнес семьи первого президента Казахстана

Попытка госпереворота может повториться, если семья Елбасы не пойдёт навстречу намёкам других кланов. По сути, это мягкое предупреждение — поделиться сейчас или остаться ни с чем в будущем.

Главной темой встречи президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева с бизнес-элитой страны было предложение изменить правила игры. Отметив, что одной из причин общественного взрыва стало социально-экономическое неравенство, казахский лидер провозгласил курс жёсткой политики «по деолигополизации экономики». Он также поставил вопрос, кто оплатит этот переход. Учитывая, что 162 наиболее состоятельные семьи владеют богатствами большей части страны, эксперты считают, что президент обратился к ним с мягким предупреждением: поделиться сейчас либо остаться в будущем без ничего. Механизм «майдана» был запущен в ускоренном режиме, в отличие от событий на Украине в 2014 году: если Киеву потребовалось несколько недель, то казахи прошли этот барьер за четыре дня.

Новый глава республики — кадровый дипломат, достигший в своей работе больших высот, его хорошо знают на Западе, но он не полевой командир, — считает профессор факультета политологии МГУ им. М.В. Ломоносова Андрей Манойло. — В условиях необходимости кадровой ротации и замены людей Назарбаева на собственный аппарат и лично преданных Токаеву специалистов мы видим паузу. В команде остаются всё те же ставленники Назарбаева. Часть из них ушла в отставку, в отношении главных мятежников заведены уголовные дела. Однако достаточно мягкие решения окажут опасное воздействие в случае очередного предательства. Также ничего не слышно о законопроектах о прекращении деятельности западных НКО, которые финансировали мятежников.

Механизм, который был использован при попытке госпереворота в январе, опирался на борьбу различных республиканских кланов под прикрытием западных спецслужб, считает Андрей Манойло. Скорее всего, была запущена утка об ухудшении здоровья «отца нации» и как следствие — возможной его внезапной кончине, что подтолкнуло разные силы начать действовать. Поскольку богатства страны сосредоточены в руках семьи первого президента, с чем не согласны многие группы влияния.

Казахстан. Алма-Ата. Пожар в здании мэрии. Фото © ТАСС / Валерий Шарифулин
Казахстан. Алма-Ата. Пожар в здании мэрии. Фото © ТАСС / Валерий Шарифулин

Хотели перехватить власть, чтобы успеть разделить наследие Елбасы. При всём этом там замечен след влияния американцев, потому что бывший председатель Комитета национальной безопасности Казахстана (КНБ) Карим Масимов не вылезал из командировок в США и Великобританию весь последний год. Поэтому американцы могли подтолкнуть, дав информацию об ухудшении здоровья первого президента. Такая же игра могла проводиться с противоположным лагерем, которому подбросили идею поднять цены на газ в два-три раза, с учётом того что 95% автомобилей республики ездят на газе, — объясняет профессор Манойло.

В основе раскола казахских элит находится клановое противостояние — обделённость одних жузов и пренебрежение богатствами страны других. Жуз — это историческое родо-племенное деление казахов. Всего их три: старший, средний и младший. Старший — это юг страны, средний — центр и север, младший — запад. Именно младший жуз имеет все основания быть недовольным максимальной обделённостью властью, поэтому протесты исторически начинаются на западе, — отметил политолог Дмитрий Родионов.

Сегодня власть и богатства Казахстана сосредоточены главным образом в руках старшего жуза, к которому относятся и Токаев, и Назарбаев. Но внутри есть ещё и дробление на племенные союзы. Назарбаев принадлежит к племенному союзу Уйсун, а Токаев — к Жалайыры. Если ещё точнее, Назарбаев — выходец из рода Шапрашты. Именно в руках его представителей все эти годы и концентрировались власть и наиболее ценные активы.

Близкими или не очень родственниками Елбасы являлись бывший глава фонда национального благосостояния «Самрук-Казына» Ахметжан Есимов (по некоторым данным, покинув пост, занимался делёжкой доходов главной кормушки страны), бывший начальник службы Госохраны Калмуханбет Касымов, генеральный прокурор Гизат Нурдаулетов, министр внутренних дел Ерлан Тургумбаев, министр юстиции Марат Бекетаев, первый заместитель руководителя Администрации президента Даурен Абаев, бывший председатель агентства по противодействию коррупции Алик Шпекбаев, директор службы внешней разведки Габит Байжанов, министр торговли и интеграции Бахыт Султанов, председатель правления АО НК «Казмунайзаз» Алик Айдарбаев, председатель Конституционного совета Кайрат Мамиев, бывший замначальника Госохраны Мухтар Аюбаев, глава НК «Казтрансгаз» Кайрат Шарипбаев, председатель правления АО «Казтрансойл» Димаш Досанов, глава Казахстанской ассоциации организаций нефтегазового и энергетического комплекса Kazenergy Тимур Кулибаев, — рассказал Дмитрий Родионов.

Он обращает внимание на то, что в руках родственников Назарбаева были сосредоточены все ключевые силовые и экономические ведомства, важные активы, в первую очередь нефтегазовые. Уходя с поста президента в 2019 году, Назарбаев, несомненно, планировал сохранить этот порядок вещей, постепенно передавая полномочия преемнику, сохраняя в руках основные рычаги управления страной и извлечения прибыли.

Токаев уже убрал многих людей Назарбаева из руководства силовых ведомств. Родственники Елбасы лишились управления основными экономическими активами: АО «Казтрансойл», АО «Казтрансгаз». Каждый день появляются новости об отставках. 25 января Токаев освободил от должности председателя ЦИК Берика Имашева — свата Дариги Назарбаевой. Можно не сомневаться, что в ближайшее время у клана Назарбаева отберут всё, что представляет интерес, полагает политолог. Токаеву невыгодно оставлять родственникам экс-президента какие-либо рычаги влияния.

Информацию о том, что экс-глава республики владеет активами на 8 млрд, через различные фонды предали огласке специально: это предупреждение о предстоящем перераспределении, говорят эксперты. Именно поэтому активистами были инициированы сбор подписей за лишение Елбасы всех привилегий, включая пенсию и иммунитет от преследования, вероятно, чтобы лучше думалось.

По мнению экспертов, ответить на главный вопрос, кто оплатит переход экономики Казахстана, пока без революционных решений никому ещё не удалось на постсоветском пространстве. Ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН Максим Вилисов отметил, что среди экономических моделей есть конвенциональные, когда новая элита договаривается со старой о ряде необходимых новых принципов работы. В качестве примера он приводит польский и чешский варианты.

Токаев и его режим сейчас находятся в точке бифуркации: либо он показывает, что хочет действовать в правовом поле, и выбирает путь легитимного перераспределения по выстраиванию новой модели экономики, либо работает в жёсткой манере слома старой системы. Либо бездействует вовсе, тогда он может потерять власть и лицо. Такой нехитрый набор опций богатыря, который обычно стоит перед камнем и читает надписи, что будет, если пойдёшь направо, а что — если налево, — говорит Вилисов.

Конечными держателями наиболее привлекательных активов в Казахстане являются транснациональные корпорации. Некий ограничитель для действий национальных элит, поэтому они могут только частично искать между собой какой-то компромисс и всегда понимают, что малые собственники должны быть рукопожатны и договороспособны для международного капитала, иначе на страну обрушится весь набор негативных инструментов влияния. Пока реакция международного сообщества нейтральная.

Единственные аналогии, которые можно применить к республике, — это Россия образца 2000-х годов. Когда у нас проходила смена генерации президентов и формирование нового баланса политики и экономической власти. Те задачи, что стояли перед Путиным, условно говоря, в начале 2000 годов, теперь предстоит решить и Токаеву. Ведь национализация может проходить необязательно в большевистском формате. А например, в виде ползучего получения контроля над ресурсными предприятиями, — считает Вилисов.

Теперь президенту либо удастся добиться неформальных договорённостей о высокой степени лояльности всех ключевых экономических субъектов и их соучастии в формировании новой экономической программы, либо он применит силу. То, что государство будет усиливать свой контроль и обеспечивать консолидацию политической власти, — это однозначная тенденция, подытожил эксперт.

 
 

ПОПУЛЯРНЫЕ ТОВАРЫ

 
«Перейти»

 
Рейтинг
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий