Детали операции по задержанию шпиона раскрыли в КНБ Казахстана

Детали операции по задержанию шпиона раскрыли в КНБ Казахстана

Введение

Иностранный гражданин, получивший от оперативников условное имя «Максималист», был задержан при передаче секретного телефонного аппарата-шифратора и засекреченной информации.

Комитет национальной безопасности Казахстана продолжает публикацию материалов, вошедших в книгу «Хроники отечественной спецслужбы. Истории о людях, событиях, фактах».

В очередной главе рассказывается о задержании агента иностранной разведки, пытавшегося получить секретные документы и военные образцы средств связи.

Уделить особое внимание

Согласно материалам КНБ, иностранец (гражданство не уточняется) попал в поле зрения оперативников в октябре 2002 года, сообщается на официальном сайте КНБ РК.

В Казахстан он официально прибыл для налаживания торгово-экономических связей. Однако в спецслужбе уже знали, что основной род его деятельности – шпионаж: мужчина активно интересовался военной техникой.

«Максималист», а именно такое условное имя получил от оперативников объект, был тут же взят в разработку. Под их руководством в окружение шпиона удалось внедрить агента «Темного», который довольно быстро наладил дружеские отношения с подозреваемым в шпионаже.

Свои истинные намерения новому знакомому Максималист раскрыл лишь через некоторое время. Он сообщил, что ему необходимо найти связи в Вооруженных силах страны, для того чтобы достать специальный телефонный аппарат РТА (шифратор).

«Очередная контролируемая встреча агента и иностранца проходила в Алматы в начале 2003 года. Максималист принес агенту фотоизображение необходимого шифратора. Перед Темным иностранец поставил конкретную задачу: найти военнослужащего, который сможет достать аппарат», — отмечается в материалах КНБ.

Оперативников удивило, что на встрече Максималист вел себя довольно открыто. Темному он сообщил, что все расходы, которые могут возникнуть в процессе, оплатит посольство его страны, а в случае, если дело выгорит, то выгодное сотрудничество будет продолжено.

К этому времени кропотливая работа сотрудников спецслужбы уже позволила выяснить, что Максималист довольно часто бывает в Алматы в качестве представителя различных компаний. Мало того, в его близком окружении оперативники заметили уже известных им людей, которые также подозревались в причастности к сотрудничеству с иностранными разведками.

Чем интересовался шпион

Каждый раз приезжая в Алматы, Максималист чувствовал себя, как дома. Свободно владея казахским и уйгурским языками, он имел массу знакомств среди местного населения. Кстати, именно благодаря знакомым ему удавалось наладить связи в правоохранительных, таможенных и налоговых органах южной столицы. Важным было и то, что в прошлом шпион сам состоял на воинской службе и имел звание офицера в отставке. Благодаря этому, у него было множество контактов и среди сотрудников службы пограничного контроля.

«Сам Максималист был не так прост и строго соблюдал меры конспирации. Тщательно выбирал и постоянно перепроверял свое окружение, умело уходил от наружного наблюдения – одним словом, очевидно пользовался методами работы спецслужб. После очередных контактов с источником выезжал в Бишкек, где на тот момент находился резидент военной разведки его страны», — указывается в рассекреченных материалах КНБ Казахстана.

Тем временем сотрудникам спецслужб удалось выяснить, для чего Максималисту был необходим шифратор РТА-7М. Экспертиза, назначенная в ходе проведения операции, установила, что прибор не относится к секретным технологиям даже несмотря на то, что используется для организации закрытой связи. А вот дополнительная приставка, в комплексе с которой он работает, как раз имела гриф «Секретно».

«По заключению комиссии министерства обороны, техническое описание и инструкция по эксплуатации приставки – аппарата Т-206-3М1 – имеют грифы «Совершенно секретно» и «Секретно» соответственно. Утрата этой аппаратуры или технического описания к ней приведет к разглашению сведений об алгоритмах закрытия информации», — уточнили в КНБ.

Эти данные в очередной раз подтвердили, что иностранец причастен к шпионской деятельности.

Глубокая конспирация

В определенный момент в КНБ приняли решение о воде в оперативную игру еще одного агента, на этот раз из числа военнослужащих. Первый агент — Темный – по их замыслу должен был быть постепенно выведен из комбинации, так как имел близких родственников на родине Максималиста. Им в случае провала могла грозить реальная опасность.

«Новым игроком стал агент Кайра, специалист по связи одной из войсковых частей Алматинского гарнизона. Для дальнейшей операции контрразведчикам пришлось осуществить взаимную расшифровку агентов (Темного и Кайры), что происходит крайне редко. Несколько месяцев агентов проверяли на психологическую совместимость, тщательно отрабатывалась легенда их знакомства и линия поведения, особенно при совместных контактах с Максималистом, — отмечается в материалах дела.

Внедрение Кайры прошло довольно успешно. Однако Максималист оказался очень осторожен. На встречах с агентом шпион в деталях интересовался личными данными Кайры, выясняя место рождения, образование, родственные связи, материальное положение, занимаемую должность, место дислокации войсковой части и прочее.

Впоследствии, выяснив, что военнослужащий – уроженец Алматинской области, шпион неоднократно перепроверял полученные сведения через свои связи в Талдыкоргане.

«В большинстве случаев на встречи с агентом иностранец приходил с опозданием на 30–40 минут, а иногда и вовсе переносил их в последний момент. Очевидно, что и здесь Максималист проверял новый источник, вел контрнаблюдение. Такой же осторожности он требовал и от нового «друга». Кайре он давал четкие предписания по поводу выполнения своих просьб, требовал неукоснительно соблюдать отработанную «заказчиком» линию поведения и категорически запрещал обсуждать подробности по телефону. По особо важным моментам Максималист выезжал на родину для консультации с руководством», — пояснили в Комитете национальной безопасности Казахстана.

Передачу шифратора иностранец продумал до мелочей. Она должна была состояться без его личного участия. Согласно плану, военнослужащий должен был привезти требуемый аппарат в специально арендованную квартиру в центре Алматы, оставить его там, а затем приехать в банк, где в обмен на ключи от квартиры ему будут переданы деньги.

Под тяжестью доказательств

Чем меньше времени оставалось до завершения операции, тем больше Максималист осторожничал. Он часто менял место жительства, переносил сроки запланированных встреч, постепенно сужал круг общения.

О том, что развязка истории близка, стало понятно, когда Кайра получил от Максималиста новый телефон и SIM-карту и крупную сумму в качестве материального поощрения.

Также агенту были переданы письменные указания по предстоящей передаче аппаратуры и схема расположения квартиры для детальной проработки путей отхода. Все эти материалы в последующем будут использованы в качестве вещественных доказательств.

Прежде чем завершить операцию по изобличению шпиона, в КНБ внимательно изучили возможный ущерб отношениям двух стран, который может быть нанесен шпионским скандалом. А для того, чтобы не осталось никаких сомнений, брать Максималиста решили с поличным.

«27 октября 2003 года Максималист прибыл на очередную встречу с Кайрой в сопровождении еще одного соотечественника, гражданина Казахстана, уйгура по национальности, которого представил своим переводчиком. В последующие два дня Максималист и его «переводчик» поочередно обсуждали с Кайрой условия получения копии секретной инструкции и пути ее вывоза за рубеж через Кыргызстан. Источнику описывали дальнейшие перспективы сотрудничества, в том числе по другим образцам военной техники», — уточняется в информации КНБ.

Задержание Максималиста и человека, которого он представлял переводчиком, состоялось 29 октября 2003 года. Операция проводилась на глазах у официального представителя спецслужб страны, на которую работал Максималист: его заранее вызвали к месту задержания для демонстрации свершившегося факта преступления.

Все попытки отрицать свою причастность к шпионажу и государственной измене, а именно в этом обвинили иностранца и его казахстанского помощника, были бессмысленны. Следствие располагало таким набором фактов, доказывающих их незаконную деятельность, что задержанные были вынуждены признаться в содеянном.

Дело Максималиста рассматривалось в Военном суде. 27 апреля 2004 года приговором Военного суда войск РК за шпионаж и государственную измену Максималист и его «переводчик» были осуждены к 13 и 10 годам лишения свободы соответственно.

 

 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: