Придут не только русские. Американцев вытесняет новый сильный игрок

Придут не только русские. Американцев вытесняет новый сильный игрок

Введение

Китай положил глаз на Ближний Восток», «Контракт на четыреста миллиардов долларов усиливает влияние», «Русским и китайцам достанется наш обед» — с такими заголовками выходят американские газеты. Военные озабочены тем, что Пекин и Москва займут их место в регионе, если ослабить хватку. Поводы для беспокойства есть: Китай — главный покупатель ближневосточной нефти и крупнейший экономический партнер многих стран, а без России невозможно решить политические проблемы. Кто же действительно способен вытеснить США, разбиралось РИА Новости.

Вакуум помощи

Глава центрального командования генерал Фрэнк Маккензи во время недавнего турне по Ближнему Востоку предрекал: «Вакуум после нашего ухода заполнят русские и китайцы». Вашингтон собирается переключить внимание на Восточную Азию. Это противоречит интересам саудитов, полагающихся на Вашингтон в борьбе с повстанцами-хуситами, отмечал Маккензи.

У Пекина, по мнению генерала, долгосрочные цели по распространению экономической силы и созданию в регионе военных баз. Россия же готова продавать системы воздушной обороны и другие вооружения.

«Я полностью согласен, что Китай — это угроза, на которой нам нужно сосредоточиться, — отметил Маккензи. — В то же время мы — глобальная держава и нам нужно мыслить глобально». Генерал признался, что во время поездки то и дело слышал от местных вопрос: привержены ли Штаты партнерству и на какую помощь можно рассчитывать.

Подозрительное партнерство

Военных наверняка обеспокоило недавнее ближневосточное турне главы китайского МИД Ван И. В апреле он посетил Саудовскую Аравию, Объединенные Арабские Эмираты, Оман, Бахрейн, Иран и Турцию. Говорил там и о палестино-израильском конфликте, и о Сирии, Ливии, Йемене, разногласиях между другими государствами Персидского залива.

Министр даже представил конкретные предложения — чего не бывало раньше. Например, Китай готов стать площадкой для многостороннего диалога о механизмах обеспечения безопасности нефтяных объектов и морских путей. Кроме того, Ван И поблагодарил арабские страны за невмешательство во внутренние дела КНР и поддержку «контртеррористических мер» в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (Белый дом это называет геноцидом мусульманских народностей).

С Тегераном подписали соглашение о поставках нефти на 25 лет. Детали не сообщали, однако о том, что Китай готов вложить в энергетическую и транспортную инфраструктуру Ирана 400 миллиардов долларов, узнали еще год назад благодаря утечке черновиков документа.

© AP Photo / Ebrahim Noroozi
Министр иностранных дел Китая Ван И и министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф во время подписания соглашения о «всеобъемлющем стратегическом партнерстве» в Тегеране

Наблюдатели отмечают, что Пекин старается не «отсвечивать», когда дело касается проектов в ближневосточных странах. Контракты в рамках инициативы «Один пояс — один путь» в других регионах часто презентуют с помпой. Однако большинство документов о взаимодействии со странами Ближнего Востока не публикуют полностью ни на китайском, ни на английском, ни на местном языке.

Совсем немного известно об инвестициях фонда национального благосостояния Абу Даби в китайскую компанию, исследующую искусственный интеллект, SenseTime, которая в числе прочего разрабатывает систему распознавания лиц. Сотрудничество с КНР в таких сферах не вызывает восторга у американцев, опасающихся, что Пекин распространяет в регионе «авторитарные примочки».

Впрочем, Иран — далеко не главный партнер КНР в регионе. Саудовская Аравия и Ирак опережают Тегеран по поставкам нефти, объему торгового оборота, прямых инвестиций и покупке вооружений. Продажи китайского оружия на Ближний Восток, хотя и недотягивают до американских, за последние годы сильно выросли.

Ответственные за безопасность

Китайцы уже вышли на традиционно американские рынки, указывает в разговоре с РИА Новости заведующий сектором Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Василий Кашин. «Саудовская Аравия стала крупным покупателем китайского оружия, прежде всего боевых беспилотников, там даже запустили проект сборочного завода. Были ограниченные поставки баллистических ракет. Продают и артиллерию, и бронетехнику».

И хотя Пекин — главный экономический партнер многих стран региона и располагает базой в Джибути, такой роли, как США и Россия, в военном плане КНР пока не играет.

Да и сотрудничать с Ближним Востоком китайцам сложнее, чем с Африкой, отмечает собеседник. «Тут могут жестко отстаивать свои позиции. Даже Иран, который находится в изоляции, разрывал соглашения, когда Пекин не выполнял обязательства», — уточняет собеседник.

Рабочий проверяет робота, предназначенного для экспорта на Ближний Восток, на фабрике в Чжанъе
Рабочий проверяет робота, предназначенного для экспорта на Ближний Восток, на фабрике в Чжанъе

Экономическая экспансия Китая раздражает американцев, однако они не в силах ничего изменить, отмечает менеджер ближневосточных проектов Российского совета по международным делам Руслан Мамедов. «В сложившейся реальности, трансформирующемся региональном и мировом порядке всем приходится идти на компромиссы», — говорит он в беседе с РИА Новости.

«Восприятие ближневосточными государствами Китая скорее позитивное. Там понимают, что десятилетиями гегемоном были Соединенные Штаты, это связывало руки многим: внешний актор проводил свою политику, а региональные вынужденно подчинялись, — рассуждает Мамедов. — Попытки противиться были обречены на провал. Пример тому — Ирак, обладавший одной из сильнейших армий в регионе, но США повергли страну в хаос».

С другой строны, заявления представителей Пентагона не стоит рассматривать как призыв к серьезным действиям, тем более что с Россией американцы на Ближнем Востоке пока сотрудничают, добавляет эксперт.

Маккензи не сказал ничего нового, полагает Максим Сучков, директор Центра перспективных американских исследований ИМИ МГИМО. «Присутствие на Ближнем Востоке в былых масштабах тяготило Вашингтон, но попытки Барака Обамы и Дональда Трампа это оптимизировать встречали сопротивление военных, — напоминает он. — Есть тут и профессионально-личное: центральное командование традиционно было в эпицентре самых крупных военных операций США и его руководителям не хотелось бы уступать внутреннее лидерство тихоокеанскому командованию, а к этому подводит сама логика сдерживания Китая. Отсюда попытки показать руководству значимость Ближнего Востока через стратегически важную тему противостояния с Китаем и Россией».

В реальности ни у Пекина, ни у Москвы нет ни амбиций, ни ресурсов для доминирования в «американском стиле», полагает собеседник. «В современном мире это и не нужно: собственно, американский опыт свидетельствует, что масштабное военное присутствие не конвертируется автоматически во внешнеполитический успех», — поясняет Сучков.

При этом не стоит говорить об абсолютном упадке американского влияния в регионе, уточняет он. У США по-прежнему большой запас прочности. Поэтому американские военные несколько лукавят, когда убеждают собственную публику в Вашингтоне, что Россия и Китай «едят их обед».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: