К двадцатилетию гибели Михаила Чуркина и Дмитрия Шектаева

Чуркин и Шектаев

Война всегда уносит жизни и не приносит ничего хорошего. Недалеко от села Шатой в Чечне 22 февраля 2000 года были убиты капитан Михаил Чуркин и младший сержант Дмитрий Шектаев. Мы взяли интервью у сослуживцев и родственников погибших.

 Интервью с Тройновым Олегом Сергеевичем

   — Как Вы относитесь службе в армии? Считаете ли Вы это обязательным?
— К службе отношусь положительно. Многие мои родственники связали свою жизнь со службой в армии, так что я особо не беспокоился о выборе профессии. Однако я не считаю службу обязательной, у каждого человека своё призвание. Добро пожаловать тем, кто желает служить в армии. Каждый должен делать то что у него получается. Если гнать из-под палки – будет появляться только отвращение.
— Как Вы познакомились с Чуркиным и Шектаевым?
— С Мишей Чуркиным мы познакомились осенью 1999 года. Его тогда только перевели к нам с предыдущего места службы. Служил он в морской пехоте на северном флоте в Мурманской области, где проходило сокращение состава. Миша попал к нам. В батальоне мы все общались как большая семья. С Димой Шектаевым мы познакомились позже, в Дагестане.
— Какими были у Чуркин и Шектаев? Как к ним относились другие?
— Миша был жизнерадостным, спортивным парнем. На его лице всегда была улыбка. Никогда не слышал от него, что он устал, он шёл только вперед. Сослуживцы отлично относились как Мише, так и к Шектаеву. Он был младшим сержантом, а в сержантский состав назначали более развитых бойцов, которые на уровень отличались от сослуживцев.
— Были ли у вас какие-то запоминающиеся истории, связанные с Чуркиным или Шектаевым?
— Миша служил у нас недолго, но ему успели прикрепить прозвище руки-клещи. У него была широкая улыбка и мощное рукопожатие. Из-за занятий регби хватка у него была сильной. Делал он это не специально, это была привычка.
— Как погибли Чуркин и Шектаев?
— В 2000 году была спланирована общевойсковая операция. Задачи у всех были разные, но цель одна – уничтожить врагов. У нашей роты была задача десантироваться вертолётно-посадочным способом на высоту «солнечная» и удерживать её до прихода основных сил. Мы ждали батальон пехоты с буйнакской стрелковой бригадой. Утром 22 февраля нас начали высаживать на вертолётах Ми-8 на высоту.
Зима, высокогорье, снега по пояс. Помню одно – нас уже ждали. Боевики люди не глупые: и вертолет видели, и высота им нужна. При высадке нас поддерживали вертолёты огневой поддержки Ми-24. Один из вертолётов сбили, но экипаж успел спастись. У боевиков была подготовлена оборона, просто так они не желали сдаваться. Они предприняли попытку сразу выбить нас, чтобы мы не успели обосноваться. Мишина группа была расположена ближе всех к боевикам. Нам нужно было время, чтобы перегруппироваться и оценить обстановку, но оно отсутствовало. Было принято решение уйти.
Чуркин оставил при себе подготовленного бойца Шектаева, и вместе они прикрывали наш отход огнём из стрелкового оружия. Мы отошли, перегруппировались и обратно полетели на высоту, попытались обойти её с флангов. К сожалению, когда мы достигли высоты, всё было закончено. Дима погиб от прямого попадания гранаты, у Миши тяжёлое ранение. Мы пытались оказать первую помощь, но и у медика было осколочное ранение в голову. Было много раненых. Мишу перевязали, прокололи промедолом, вызвали авиацию и организовали оборону.
Вторую попытку нас обойти боевики предприняли ночью. Они пытались нас выбить, но мы были готовы. Мы организовали хорошую оборону. Раненые были загружены вертолёты. Миша разговаривал, но было видно, что ему больно. О смерти Миши мы узнали только через неделю, когда задание было выполнено. Мы отстояли высоту.

     Интервью с Додоновым Александром Владимировичем

— Как Вы познакомились с Михаилом Чуркиным?
— Я служил в морской пехоте и уже там познакомился с Мишей Чуркиным. Он был в десантно-штурмовом батальоне, в котором я проходил службу. Мы захотели перевестись в спецназ. Первым туда попал Миша, я попал чуть позже. Переводиться из подразделения в подразделение было сложно. Из морской пехоты нас не отпускали. Отдельное спасибо командирам: Еремееву В.В. и Яночкину Ю.А.
— Какой был у Чуркина характер?
— Миша был человеком, который за всё переживал. Были разгильдяи, которые относились ко всему легко, вроде меня, а вот он нет. Он был очень дотошным и внимательным к любой мелочи. Хорошо относился как к семье, так и к бойцам. Не знаю, любил ли Миша воевать или нет, но каждый офицер должен уметь это делать. Он чувствовал, что погибнет. Миша был человеком и мне жаль его сына, который рос без него.
— Что произошло 20 лет назад?
— Когда приземлился борт, я был рядом и видел, как уносили ребят. Михаил был ранен, но при этом держался и показывал палец вверх. Он умер не сразу. Ему запускали сердце несколько раз. У Миши была 4 группа крови и мы не могли найти людей для переливания. Я его увидел уже мертвым. Он умер на операционном столе, истёк кровью. Я тогда бегал по госпиталю, думал, что он жив, и пробивал ему документы как раненому офицеру. Потом его загрузили в вертолёт Ми-26.
В то время как вертолёт был заполнен погибшими и ранеными. Все встали в знак почтения и уважения, когда мы заносили бойцов и офицера. Встали перед теми, кто погиб или был ранен в этот день.
Позже
Я съездил к нему (на могилу) пять лет назад. Я боялся, но съездил. Я увиделся с его отцом, он болел сахарным диабетом, была произведена ампутация обоих ног. Мы отцу Михаила помогали, кто чем мог. В настоящий момент его тоже нет в живых.
Я всё помню это осталось болью для меня не очень просто сказать то, что я сейчас говорю.

     Интервью с женой Михаила Чуркина – Юлией Чуркиной

Каким был Михаил Чуркин? Как к нему относились другие?
— Для меня он был и остается лучшим мужчиной, мужем, отцом и другом. Михаил был самодостаточной личностью, умным и воспитанным. Сослуживцы ценили и уважали его. Каждый считал Мишу своим лучшим другом.
— Как Михаил Чуркин относился к службе? Были ли у него трудности?
— К службе в армии относился со всей ответственностью, это было делом его жизни, трудности его никогда не пугали. Всегда делал то, что нужно и не думал о награде.
Если на работе и были проблемы, то Миша мне о них не рассказывал. Берёг. Говорил: «Зачем тебе мои проблемы? Давай я лучше помогу тебе решить твои».
— Часто ли он уезжал? Контактировали ли Вы с ним, когда он был в отъезде?
— Большую часть совместной жизни мы прожили с ним в разлуке. Писали письма друг другу, ведь сотовых телефонов тогда еще не было.
— Как Вы относитесь к его поступку, который впоследствии унёс его жизнь?
— Его поступок – это его выбор. Видимо, по-другому он не мог, это очень характерно для него. Я же, как женщина, любящая жена и мать, предпочла бы, чтобы этого всего не было, а Миша был бы жив, как все.
— Расскажите немного о Вашем сыне. Тяжело ли ему было расти без отца?
— Сын, Григорий, является студентом УрФУ второго курса факультета экономики и финансов на военной кафедре. В детстве он часто спрашивал, когда у него будет папа. В подростковом возрасте ему не хватало отцовского совета, мужских разговоров и совместных дел. Ранняя смерть Миши ужасна и не справедлива. Я выбрала в отцы своему сыну лучшего мужчину. Миша мог бы многому его научить и многое рассказать. Однако смерть не оставляет нам выбора. Михаил для Григория был и является примером.

 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: