«Явление черного лебедя»: как «Талибан»* меняет уклад жизни в Афганистане

«Явление черного лебедя»: как «Талибан»* меняет уклад жизни в Афганистане

Захват власти в Афганистане «Талибаном»* изменил многое — как уклад жизни в стране так и внешнюю политику многих государств по отношению к Кабулу.

Возвращение Талибана* многие прогнозировали, но все равно явление такого «черного лебедя» – шокировало. А вот талибы* наоборот – чувствуют себя уверенно, времени даром не теряют, и весьма четко формулируют свои правила жизни. В первые же дни после взятии Кабула был опубликован манифест, по которому предложено жить стране.

Танцы с автоматами в руках, батут и машинки – талибы* в парке развлечений – будто дети, которым дали в руки оружие. Не знаешь, чего от них ожидать. Придя к власти, они обещают амнистию всем, кто сотрудничал с США. И тут же приходят новости: в Кандагаре расстреляны четыре командира национальной армии. В Кабуле новая власть официально разрешает женщинам не закрывать лицо, а в провинциях тем, кто не носит паранджу, угрожают расправой.

Когда талибы* вошли в Кабул и вся власть в стране оказалась в их руках, в городе началась паника. Поползли слухи о скорых кровавых расправах. Но первое, что сделали эти вооруженные люди — стали наводить на улицах порядок, брать официальные учреждения и посольства под охрану.

«Ситуация сейчас в городе спокойнее, чем была до талибов*. То есть при Ашрафе Гани ситуация в городе была значительно хуже, чем сейчас. Талибы* ее не ухудшили, а улучшили — в этом парадокс, парадокс для западников, которые мне здесь предрекали кровавую баню», — посол РФ в Афганистане Дмитрий Жирнов.

Следующий шаг талибов* — они озвучивают свою политическую программу. И она оказывается на удивление лояльной. Оппозиции гарантируют безопасность, в правительство приглашают представителей разных партий, обещают свободу мнений. И создают комитет по вопросам СМИ.

«Я собираюсь проинформировать всех моих соотечественников, которые были против нас, даже тех, кто служил вместе с иностранцами, мы прощаем вас. Мы не хотим мстить, мы хотим, чтобы молодежь имела возможности и перспективу роста, поскольку афганская земля связана с ними, мы не хотим, чтобы они бежали с родины», — заявил пресс-секретарь движения «Талибан»* Сухаил Шахин.

Так кто же эти талибы*? С какой силой сейчас мы имеем дело? Чтобы разобраться в этом, нужно заглянуть в историю.

После того, как в 1988 году войска СССР покинули Афганистан, к власти в стране пришли моджахеды. Скоро Кабул погряз в хаосе и коррупции. Тогда-то выпускники религиозных школ и решили создать собственную организацию — за чистый ислам. «Ученики» — именно так с пушту переводится слово «талибы»*- быстро завоевали симпатии афганских крестьян. К 1994 году «Талибан»* стал масштабным движением. Еще два года спустя он захватил власть в стране и провозгласил Афганский Эмират. Конец которому положил 2001 год.

Тогда ответственность за взрывы башен-близнецов США возложили на «Аль-каиду»**. И под предлогом борьбы с терроризмом заняли территорию Афганистана. Талибы* первого поколения были радикально настроены по отношению не только к США, но и к России. Потому что их костяк составляли боевики, которые воевали против советских солдат еще в 80-х. Но с тех пор многое изменилось. И те, кто пришли к власти сейчас, придерживаются более умеренных взглядов. У многих в нынешней талибской* верхушке хорошее светское образование.

Например, официальный представитель движения — Сухаил Шахин — в университете изучал английский, был журналистом в Kabul Times, затем работал заместителем посла в Пакистане. Глава политического офиса «Талибана»* Мохаммад Аббас Станикзай учился в Дохе. По образованию он историк и политолог.

Правда, первый человек в правительстве — глава Афганского Эмирата Хайбатулла Ахундзада — из бывших моджахедов. Но даже он сейчас придерживается умеренной риторики и выступает за диалог с нашей страной.

«Конечно, «Талибан»*, как движение, пережил определенный ребрендинг. И мне кажется, что страна будет очень четко поделена на две части: первая – это дружественный интерфейс в виде Кабула и кабульской элиты, который будет достаточно привлекателен для международного сообщества. Здесь будет существовать так называемый Эмират Афганистан, а вот Халифат в том смысле, в каком мы имеем в виду — плохой, он будет находиться в остальных провинциях Афганистана», — рассказал генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин.

Власть «Талибана»* заявляет, что готова сотрудничать со всеми странами и международными организациями, в том числе и ООН. И тут весь вопрос только в том: не разойдутся ли их слова с делом? Удастся ли, например, обуздать вооруженных людей, что вершат самосуд в Афганских провинциях? Выстроить нормальную политическую систему? Взять страну под полный контроль? Пока окончательной ясности здесь нет. Именно поэтому с официальным признанием Афганского Эмирата никто не спешит.

«Мы не торопимся с признанием так же, как и все остальные страны. Буквально вчера я разговаривал с Министром иностранных дел КНР Ван И. У нас совпадающие позиции. Видим обнадеживающие сигналы со стороны талибов*, которые заявляют о своем желании иметь правительство с участием других политических сил. Заявляют о своей готовности продолжать процессы, в том числе связанные с образованием, образованием для девочек и в целом с функционированием государственной машины, не закрывая путь для тех чиновников, которые работали при предыдущем правительстве президента Гани», — заявил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров

Безопасность сейчас для всех вопрос номер один. Таджикистан, что граничит с Афганистаном, — наше южное подбрюшье. Там находится российский комплекс «Окно» и 201-я военная база. Когда талибы* были у таджикских границ, ее привели в полную боеготовность. Тогда афганцы прилетели в Москву и дали четкие гарантии: они не будут выходить за пределы своей страны и посягать на чужие территории.

Конечно, помимо вопроса безопасности, рано или поздно возникнет и следующий вопрос — экономический. Через эту территорию издревле проходили важнейшие торговые маршруты, в том числе и Шелковый путь. Она всегда была полем большой игры. Да и сам термин «Большая игра» появился именно здесь. В XIX веке — во время соперничества России и Англии за господство на этой земле. Тогда Афганистан достался Британии.

В начале XX века он отвоевал независимость. Но ненадолго — еще 60 лет спустя здесь вновь столкнулись интересы двух империй — Советского Союза и США. После небольшой передышки — в начале нулевых — Кабул ждала американская оккупация. Она продлилась 20 лет. И закончилась по сути ничем.

«После 20 лет и как минимум триллиона долларов, вложенных в Афганистан, талибы обратно у власти, поэтому американские решения в этом регионе привели ровно к тому, с чего американцы начинали в 2001 году», — рассказал профессор Американского университета в Вашингтоне Антон Федяшин.

Если говорить об экономике, что миру может предложить афганская пустыня? Оказывается, много всего. На западе — месторождение лития, еще до конца не разведанное, возможно, крупнейшее в мире. А это один из важнейших элементов для современной цивилизации: литиевые батареи и аккумуляторы используют во всех телефонах, планшетах и ноутбуках, электрокарах.

На юге страны большие запасы каменных, железных, марганцевых и оловянных руд, на севере — угля: здесь сразу три месторождения, в крупнейшем из которых — Шабашеке — хранится 50 миллионов тонн. На северо-востоке есть залежи природного газа — миллиарды кубометров. А еще – нефти: по самым скромным подсчетам – более 200 миллионов тонн.

Именно на афганскую нефть уже давно положил глаз ближайший сосед — Пекин. У Афганистана с Китаем общая граница. Предыдущее правительство страны одобрило договор с «Китайской национальной нефтегазовой корпорацией» — разработку месторождений в бассейне Амударьи с запасами не менее 87 миллионов баррелей. Талибы* от этой сделки отказываться не собираются, Поднебесная, несмотря на нестабильную ситуацию на ближнем востоке – тоже.

«Роль Китая очень конструктивна. Китай назначил спецпосланника по делам Афганистана, с которым мы поддерживаем регулярные контакты. Недавно наша делегация провела с ним встречу», — отметил пресс-секретарь движения «Талибан»* Сухаил Шахин

Эта встреча прошла в конце июля. Делегацию талибов* в Пекине принимал министр иностранных дел Ван И. Тогда он заверил афганцев, что не будет вмешиваться во внутренние дела страны. А один из лидеров «Талибана»* Абдулла Гани Барадар дал понять: надеется на Китай как на партнера, который поможет восстановить экономику Афганского Эмирата. Любопытно, что все это происходило еще за две недели до падения Кабула.

«Эта страна так богата природными ископаемыми, что всем странам, включая Россию, Китай и Индию, возможно, Иран, имеет смысл готовиться к переговорам с новым правительством Афганистана. О каких-то предложениях афганцев мы не знаем. Пока Пекин озабочен проблемой безопасности в этой стране», — заявил вице-президент Шанхайского Центра стратегических и международных исследований Нельсон Вонг.

Экономическое сотрудничество Кабул предлагает и Москве. Просит разморозить старый проект газопровода ТАПИ — из Туркмении через Афганистан, Пакистан и Индию: чтобы у нас были новые рынки сбыта, а у них – доходы от транзита.

«Это проект газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия. Это проект тоже не новый. Он несколько лет дебатируется и несколько лет готовится его в конце концов начать. И Россия могла бы в этом проекте стать оператором, который будет строить эту трубу», — считает старший научный сотрудник отдела Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Владимир Сотников.

На этом поле есть и еще один большой игрок, который хотел расширить свою зону влияния на востоке. Территориально он тоже находится недалеко от Афганистана. Речь о Турции. Реджеп Эрдоган одним из первых заявил: как только ситуация в Афганистане стабилизируется, Анкара готова к сотрудничеству. Официальный Кабул, в свою очередь, уже назвал Анкару своим ключевым партнером и пригласил ее к разработке Афганских недр.

«Поскольку нашей целью является прежде всего стабильность и безопасность Афганистана, в случае необходимости мы встретимся с правительством талибов и обсудим с ними наши общие повестки», — заявил Эрдоган.

После 20-летнего присутствия США уходят из региона. Геополитическая карта меняется у нас на глазах. И теперь здесь формируется новый центр силы — а именно треугольник: Россия-Китай-Турция.

«Передел влияния будет совершенно точно. И отсутствие американцев в этом регионе — во всяком случае в ближайшем будущем — скажется очень положительно», — считает профессор Американского университета в Вашингтоне Антон Федяшин.

Они ушли, и вернуться не обещали. Туда, где тебя не ждут, вернуться сложно. В Кабуле выросло целое поколение тех, кто людей в военной форме НАТО воспринимает исключительно как оккупантов. И в этом, наверное, главное отличие российской и американской истории с Афганистаном. За США дверь захлопнулась, похоже, навсегда. И открывать эту дверь будут уже другие игроки.

*«Талибан» — террористическая организация, запрещена в РФ.

**«Аль-Каида» — террористическая организация, запрещена в РФ.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: