Операция «Туман»: как советская контрразведка обманула «Цеппелин»

Операция «Туман»: как советская контрразведка обманула «Цеппелин»

27 сентября 1944 года под Москвой в эфир вышла радиостанция с позывным «№350». На ключе работала женская рука — сигналы азбуки Морзе выбивала 21-летняя шпионка фашисткой Германии Лидия Шилова — она же Лидия Адамчик. Закончив передачу, молодая женщина передала шифроблоконот и наушники офицерам НКВД.

Так началась радиоигра советской контрразведки «Туман» с нацистскими спецслужбами. Целью операции, санкционированной наркомом внутренних дел Лаврентием Берией, было разоблачение немецкой агентуры и предотвращение терактов в отношении Сталина.

В сентябре 1943 года в Берлине произошла встреча оберштурмбаннфюрера СС Хайнца Грейфе и советского дезертира Петра Таврина. По результатам «собеседования» матерый рецидивист, настоящая фамилия которого была Шило, получил задание — убить Сталина, Берию, Кагановича или Молотова.

В отличие от других агентов «Цеппелина», сотнями обучавшихся для диверсий в тылу СССР, ликвидатора для Верховного готовили по особой программе. Петр Таврин под именем инженера Политова вполне свободно передвигался по Берлину, Пскову и Риге. Ему сделали косметическую операцию, чтобы он мог выдавать себя за раненого советского офицера. Непосредственно перед выброской его инструктировал самый знаменитый немецкий диверсант Отто Скорцени. В качестве радистки к Таврину приставили Лидию Адамчик, которая после замужества получила фамилию Шилова.

Для выполнения задания Таврин получил подлинные ордена и медали, в том числе звезду Героя Советского Союза, более 430 тысяч рублей советских денег, 116 печатей, а также семь пистолетов, два охотничьих ружья, пять гранат, радиомину и другие боеприпасы. Пули для пистолета, кстати, были обработаны сильнодействующим ядом. Особо экзотичным оружием был ручной гранатомет — «Панцеркнакке», который состоял из небольшого ствола, который скрытно закреплялся на правой руке. В ствол помещался реактивный снаряд, способный пробить броню толщиной 45 мм.

Для переброски Таврина и Шиловой через линию фронта использовали специальный самолет «Арадо-232». Под его фюзеляжем были смонтированы 12 пар катков-гусениц с каучуковым покрытием, что позволяло ему садиться даже на болото. Эти способности пилотам пригодились 5 сентября 1944 года, когда им пришлось экстренно садиться в чистом поле в Смоленской области, так как «Арадо-232» получил повреждения при обстреле советскими зенитками.

После аварийной посадки Таврин и Шилова уехали на мотоцикле, а пилоты были обнаружены оперативными группами НКВД. В ходе перестрелки был убит бортмеханик Вилли Браун, а командир экипажа Гельму Фирус, штурман Тидт Герхард, радист Герхард Хоберехт и два стрелка, Еуген Хеттерих и Кергард Шнейдер сдались в плен. Все пилоты входили в состав особой авиагруппы «КГ-200», осуществлявшей по заданиям германской разведки заброску в тыл Советского Союза шпионов и диверсантов. В августе 1945 года по решению Особого совещания при НКВД экипаж самолета был приговорен к высшей мере наказания.

В органы контрразведки также угодили Тарвин и Шилова, которые сразу согласились сотрудничать с советскими контрразведчиками и приняли участие в радиоигре «Туман». 10 октября из «Цеппелина» пришла ответная шифровка. Немцы главным образом интересовались судьбой пропавшего самолета и его экипажа, в то время как вопросы к Таврину и Шиловой были условными: как они обустроились в Москве, что говорят в народе о генерале Власове, какое в настоящий момент отношение советского рубля к чешской кроне, а также о положении в Кремле.

Обмен радиопередачами продолжался несколько месяцев. Явок, координат других агентов и ценной информации от немцев получено не было. 5 марта 1945 года от «Цеппелина» пришла последняя шифровка, в которой немцы интересовались лишь местонахождением агентов.

О послевоенных планах советской контрразведки по радиоигре «Туман» рассказал в своей книге Игорь Дамаскин: «Последнюю радиограмму Шилова отправила 9 апреля 1945 года, но ответа не получила. После окончания войны конспиративную квартиру Шиловых сохраняли еще несколько лет, надеясь, что на нее может выйти кто-нибудь из немецких разведчиков. Но никто не появился».

1 февраля 1952 года Военной коллегией Верховного суда СССР Петр Шило-Таврин и Лидия Шилова приговорены к высшей мере наказания. В мае 2002 года главная военная прокуратура отказала в реабилитации по делу участников радиоигры «Туман». Просмотр

 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: